Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
Kota
Лина написал 28 февраля 2010 в 11:30 [изменен через 18 минут] [ Назад ]

Ржавое счастье

Иногда и обычный школьник может написать хорошую статью - вот, что пришло мне в голову после прочтения данного текста. Что происходит в голове подростка, который попал на охраняемый объект - узнаете под катом.
Ах, да - текста много, фоток нет, но написано хорошо и без ашибак =)
Кота любит вас и минусы =) Но хотя бы обосновывать надо отрицательные эмоции.

Черт! Какое же это муторное и гадкое дело – пролезать через дыры в заборе. Тем более, если это бетонный забор. Тем более, если дыру проделывал Мессер. Присев на корточки, я сделал два глубоких вдоха, успокаивая мысли и тело. Ладно, думаю, посмотрим – куда это мы попали. Темно. В лучах фонарей видна территория комплекса: два здания справа, гаражи, стоянка… правее – помойка, туалеты, покрышки валяются, вдали еще один корпус… запах бензина… почти неслышный гомон улицы, оставшейся за забором… мерный гул со стороны помещений… ага, а вот и будочка охранника. Засранец все-таки этот Мессер, да она ж напротив залаза прямо, я же сейчас как дерево посреди чистого поля, забирай, не хочу!... Так, думаю, срочно надо где-нибудь укрыться, иначе плохо очень будет – не успеешь и подумать, как в милицейском отделении окажешься… вон тот куст, пожалуй, вполне подойдет. Смещаюсь, значится, влево, да побыстрей, охранник не дремлет, вон она, макушка лысая, мелькает в миниатюрном окошке. Два размашистых шага, и я уже на месте. Все. Спрятался. Теперь и отдохнуть можно. Нет, господа мои, не посоветую я вам протискиваться сквозь дыры в заборе, мерзостное оно дело, ногодробительное. Это только в фильмах американских про Рембо всяких герой без передышки десятки километров сквозь бурелом бежит, а после этого еще и заявляет, мол, «все окей»! Куда нам, диггерам, до Рембо – руки от нервного напряжения дрожат, нога болит, один ботинок сырой… а ведь мы и не на объекте еще.
Смотрю вправо, на дырку нашу, и вижу – лезет мой Кон, руками старательно перебирает, чтоб ни за что не зацепиться. Молодец, не то, что моя величественная персона, обленившаяся окончательно за последний месяц.
- Сюда давай. – шепчу я и рукой приятелю жест делаю. Кон сразу все понял, да и чего тут было непонятного? Можно подумать, сам не заметил пресловутой будочки охранника. В несколько движений, не вставая в полный рост, оказался он подле меня.
- Там – говорит, - Мессер по мобильнику разговаривает.
- С кем? – спрашиваю.
- С мамой.
М-да – думаю – мама, это, конечно, святое, но вот только почему она всегда появляется в самый неподходящий момент? Мама Вити – это случай особый. Витя-Мессер, видите ли, очень непослушно играет роль сына. По ночам пропадает из дома, лазает в эти ваши подземелья, заставляя маму очень переживать. Стоит парню задержаться на пару часов после полуночи, мамочка, начинает обзванивать всех друзей Вити, вопрошая злобным голосом – где этот раздолбай. Какой-нибудь диггер, просыпаясь среди ночи от очередного «маминого» звонка, в который уже раз мысленно обещает себе намотать кишки Мессера на раскаленный прут. На свое счастье у меня нет мобильника, да и с Мессером я пересекаюсь по-минимуму. А вот от Кона не раз доводилось слышать о том, что мама Вити у него уже в печенках сидит.
- Ну, - говорю, - и долго он болтать будет? – молчит Кон, оно и понятно, ему-то откуда знать ответ. Кстати – думаю – а откуда это у Мессера мобильник? Он же свой пару дней назад в подземной речке просадил. Неужели новым успел обзавестись… да нет, скорее всего – Конвейер поделился. Но тогда выходит, что опять мама друзей Мессера обзванивать начала… не сам же Витя решил ей позвонить с Коновского телефона. Хм… хотя… черт его знает! и какое мне, собственно, дело…
Словом, прождали мы еще пять минут. На шестой в дыре заборной показалась голова Мессера, его руки, туловище, а затем парень одним движением ввалился на территорию, совершив попутно нечто наподобие кувырка. Вот же ребенок, честное слово.
- Железку на место верни. – говорю. Он понял. Подобрал лист ржавый, аккуратненько поместил его в дыре заборной. Все. Нормально закрыть можно будет на обратном пути, да и глупо было бы сейчас закручивать проволочку, потом открывать хлопот не оберешься, а быстрый путь к отступлению должен быть всегда.
Сбились мы плотненько за кустом, маловат он для троих оказался. Ничего, потерпеть можно, бывало и хуже. Сижу на холодном бетоне, пальцами вцепился в бортик какой-то. Сквозь густые ветви кустарника почти ничего не видно, а то, что видно, все равно не надо. Над головой – грозовые тучи, скоро польет, значит. Холод вновь, как тогда, на промзоне, начинает свое медленное, неумолимое нашествие. Не сидите, дети, на холодных камнях, застудите себе тело! Эх, пробраться бы сейчас поскорей на объект, за железные ворота, под землю, подальше от чертовой будочки охранника, от спешащего начаться дождика. Забиться вглубь и напрочь забыть о внешнем мире! Самые паршивые моменты в нашем деле – это когда ты уже начал заброску, но еще не оказался на объекте. Всякий подземщик меня отлично поймет. Каждую секунду ожидаешь какой-нибудь пакости, в любой момент могут тебя заметить. Тут нужно стараться не позволять эмоциям выплеснуться наружу, поступать осторожно, просчитывая каждый шаг. И главное – не медлить! Секундная задержка может привести к непоправимым последствиям: помыслить не успеешь, как схватят вездесущие сотрудники охраны… Кстати, принимая во внимание, а не пора ли и нам продолжить уже свой маршрут, чего сидим-то? Последнюю мысль я озвучил вслух, видя, что Кон с Мессером отчего-то мешкают. Ответа не последовало, пришлось повторить вопрос. Вновь молчание… и только после третей попытки справа, наконец, началось какое-то шевеление, ветер донес отголоски неровного дыхания. Слышу, Мессер шепчет.
- Ну, так в путь! чего сам сидишь? Ты иди, а мы следом.
- Знаешь, - говорю, - у меня нет никакого желания, бредя наугад, наткнуться где-нибудь здесь, в темноте, на будку со здоровенной немецкой овчаркой, или еще лучше – попасть в поле зрения одной из местных камер наблюдения.
- Ааа… вот оно что… ну, я же объяснял вроде, от дырки налево, там будет горка, потом в сторону от забора, дальше пройти… эх! Ладно, сейчас я иду, погоди тогда пару сек… - не заставляя себя ждать, Мессер решил по-быстрому исправить маленькую (по его мнению) оплошность. Слышу – шуршит что-то справа, и ветви куста нашего покачиваются так слегка. Черт! Да что же ты, дурачина, творишь! Хочу остановить его, но поздно. Протиснувшись между мной и кустарником, так, что затрещало сминаемое дерево, Мессер оказался по левую руку… позиция – лучше некуда, чтобы врезать в эту улыбающуюся от собственного нахальства морду… и так, наверное, я бы и поступил, если не одна деталь. Заношу это я уже руку (ударить надо так, чтобы не сильно, но обидно), Витя как раз приземляется на корточки, и лицо его удивленное уставилось на напряженный кулак… секунда, вторая… не могу ударить. Чувствую – не так что-то. Зудит. А тут меня Кон за плечо хватает и заставляет обратить взгляд правее… туда, где расположена будочка охранника… где на крыльце стоит, глядя в нашу сторону, лысая физиономия в форме ЧОПа. Вот тебе и раз… кажись, попались. Сердце заходится в бешенном биении, мышцы разом напряглись до предела, по спине, чувствую, медленно так течет капелька холодного пота. Моментально провертев в мозгу десятки вариантов и найдя наилучший, изготавливаюсь я к резкому старту. Все выскочить в дыру не успеем, замыкающий Мессер наверняка попадется, но так ему и надо. Конвейер, гляжу, тоже напрягся – глаза прямо волчьим огоньком сверкают. Даже Витя-Мессер приметил таки охранника… замер подобно статуе, лицо его жутко преобразилось, стал он каким-то маленьким и ничтожным. Хотел бы я сейчас увидеть и себя со стороны, наверное, там также нашлось бы – на что посмотреть. Три пары глаз, три дерзкие души, отважившиеся пойти против закона просто так, без явной на то причины, люди, которые уже перешли грань и которым больше нечего терять – все мы нервно следили за ним… очередным Петром Ивановичем, штатным охранником, получающим по пять тысяч в месяц, который еле зарабатывает себе на пропитание, который так уже устал от всей этой жизни… от реакции которого зависело сейчас все. Смогу ли я бросить Мессера, если он все-таки попадется? Наверное, смогу. Но ведь Кон обязательно останется, чтобы вызволить товарища из беды, попытается отбить напарника из рук охранника, спасти! Придется помогать – уж друга детства-то я точно не брошу! К тому же, на месте Вити мог оказаться и я… минутой раньше…
Мысли стремительно мечутся в голове, когда ты осознаешь – как же мало остается времени до конца… десять секунд, пятнадцать, тридцать… вот уж и минута прошла… Охранник, по-прежнему стоя на крыльце, ленивым взглядом обхаживает окрестности, нас он как будто и вовсе не замечает. Неужели пронесло?
Окончательно разрешил я себе успокоиться только тогда, когда ЧОП, порывшись в кармане, достал сигаретку и, прикурив, начал пускать дымок, глядя в полночное небо. Лицо его выражало умиротворение. Гроза нелегальных проникновенцев скурил подряд три порции дряни, после чего с довольной физиономией решил вернуться в помещение. Там, для виду немного понаблюдав через окошко за каким-нибудь местным шлагбаумом, он сядет на диван и включит телевизор. Так и будет пялиться в экран до самого утра или того момента, когда вновь захочется покурить… или приспичит в туалет. Вот и ладненько.
Подождали мы еще минуты полторы, так, для проформы. Гляжу, в окошке будочки охранника свечение изменилось, добавилась к равномерному желтому свету лампочки этакая синева. Все, значит, включил телик. Ну, раз так, то и нам пора в путь-дорогу. Оборачиваюсь к Мессеру.
- Давай, - говорю, - вперед двигай. – и он двинул. Хруст сминаемых веток взорвал тишину. Болван. Нет бы по бетонным выступам забора следовать, так Мессер, будто специально, ломанулся метрами двумя правее, прямо по сухому хворосту, устилающему землю. Делать нечего, ринулся я за ним. Тут же по пятам заспешил и Кон. Ну – думаю – Ктулху теперь нам в помощь. Погнали.
Мимо немногочисленных деревьев, мимо раскиданных везде кирпичей, покрышек, мимо старой подстанции, мимо однообразных бетонных блоков забора короткими перебежками продвигались мы, удаляясь от входа. Не стоит наивно полагать, что прокрасться по хоть и слабо, но охраняемой территории – это все равно, что пересечь Дворцовую площадь. Половину пути, значится, тащились мы в полусогнутом состоянии, подобно горбатым карликам, по дороге не единожды доводилось проделывать чуть ли не акробатические упражнения, а раз даже судьба, поганка, заставила лечь и ползти. Грязь, сырость и просто чувство того, что кто-то наступает на пятки, приводили тело в неведомое науке состояние. Новый мир привычной картинкой поприветствовал диггеров. Продираться, красться, быть постоянно начеку… и вновь бежать, а затем резко приседать, или лежать долгие мгновения на холодной земле, не смея пошевелиться… да, это было Оно. То самое, что всегда предшествует погружению в мир подземки. Будто бы… саму душу облили… но не обжигающим кипятком и даже не леденящей водой, а чем-то серединным… оно не было болезненным, но и приятным не являлось, словно даже не мир изменился вокруг тебя, а сам ты стал иным… чуждым.
Здания, гаражи, хлам, строительное оборудование… с каждым шагом объект, куда мы собирались проникнуть, становился все ближе. Мессер, молодец, указывал дорогу уверенно, не колеблясь, и все же пару раз он чуть не погорел на собственной спешке. К счастью, все обошлось, как говорится, легким испугом. Предсказанная мной встреченная собачья конура пустовала, и скорее всего – уже давно. Оголенный же провод, свисающий с фонарного столба, так и вовсе оказался не под напряжением. Покуда все задачки были очень даже решаемыми, неприятные же ощущения особо доставляла лишь проклятая напряженная атмосфера, черт ее побери! А ведь и вправду страшно, на каждом шагу так и норовит обернуться – глянуть, не выйдет ли сейчас вон из-за того здания охранник, не бежит ли по нашему следу песик, который на самом деле вовсе не отсутствует, а всего лишь спущен с цепи и бродит по территории. И как ты не старайся подавить эти предрассудки, все равно не выйдет окончательно заткнуть несчастный молоточек подсознания, бьющий по нервам. Шаг, другой, третий… дзинь! Что это там, справа… всего лишь куст. Еще шаг, другой, третий… стоп! срочно пригнуться, ведь впереди маячит темный силуэт… да нет же, всего лишь столб, врытый в землю. Тогда вперед… блин, куда же этот Мессер опять прет!... Хотя ладно, не так страшно, лишь бы совсем не наглел…
Честно говоря, давненько не было у меня столь долгих забросок: метров триста мы, наверное, проделали, прежде чем цель оказалась достигнута. И хорошо, что вообще удалось добраться. Сколько мелких неприятностей на голову не свалится, а большая все равно, как говорится, их перетянет. Знание этого всегда поднимает моральный дух. И, когда мы все же оказались в пункте назначения, мне было куда проще воспринять новую неожиданность. Очень печальную, надо сказать, неожиданность.

***

Миновав груду кирпичей, выскакиваю это я на асфальтовое покрытие. Рядом Кон тут как тут, и Мессер тоже вроде бы неподалеку ошивается, поотстал он маленько. Залаз наш, вот он, здесь прямо, родимый, стоит себе в самом дальнем уголке комплекса. Гляжу на него, и сразу понимаю – это именно то, что нам нужно. Да и не мудрено узнать подземный переход, пусть он и находится среди груд кабельных катушек и колючей проволоки на территории стройкомплекса. Три бетонных бортика выпирают из асфальта, с четвертой стороны проход вниз и ступеньки, ступеньки… фуф, добрались-таки. Вот только… вот только счастья факт этот никак не придает, и причина тому всего одна. Такая, что разом превращает наш объект в неприступную крепость, планы же на него – в ненужный никому информационный хлам. И кроется эта причина внизу, там, где на полпути спуск внезапно обрывается, перегороженный огромным металлическим листом. Никаких ворот (как обещал Мессер), где можно было бы еще проделать себе путь, и в помине нет. Краем глаза замечаю одеревеневшую физиономию Мессера, дошел-таки. И по выражению его лица сразу ясно, что не ожидал Витек такого исхода.
- Заделали, наверное… вчера… - шепчет, - Что же это такое? Я ведь точно знаю, ворота были здесь! Сам через них лазал… как сейчас помню…
- Заделали… - тихо повторяю я. Иногда, наверное, лучше не верить собственным глазам. Помогает. Железная стена сплошная, без изъянов. На совесть сработано… вот только зачем? Ну на кой черт понадобилось строителям буквально замуровывать несчастный переход! Даже дверцы нет, чтобы сами хозяева смогли пройти… глупость какая-то.
- Идем, вблизи глянем. – это Кон ожил, и сам же первый пошел исполнять задумку. Я, ясное дело, за ним. И хотя черт его знает, на что Конвейер надеется, всяко это лучше того, чтоб сидеть на одном месте. Рысцой миновав небольшое открытое пространство, без задержки ныряем вниз, по ступенькам, так, чтоб скрыться от лишних глаз. Гляжу на залаз наш, и даже плакать хочется. Ну, абсолютно сплошная преграда, специально, видать, от таких, как мы сделано. Жабы. Кону хватило пяти секунд осмотра, чтобы понять безнадежность всей ситуации. Не заметил я на лице друга особого разочарования, только разве что челюсть плотнее стиснул. Может, у него готов уже какой план запасной… ни слова не говоря по поводу, вызвался он стоять на шухере. Мессер, наивный, достал из рюкзака монтировку, попробовал поковырять ей лист с краев. Ничего у него не вышло. Вообще-то, монтировка – вещь весьма и весьма полезная во множестве ситуаций, это как универсальный ключ ко всем дверям. Однако, и данный инструмент, как видно, далеко не всесилен.
- Прекрати мучить железо, надорвешься. – говорю.
- Да я аккуратненько. – отвечает Мессер, и в глазах его вроде бы даже стыд проглядывает. Ясное дело, протащил нас с Коном по всей территории, в самый дальний угол завел, а тут такое. Виноватым оказался. И, как у всех провинившихся, имеющих хотя бы жалкие остатки совести, у Вити сейчас лютует позыв непременно загладить свою вину. Действовать! Ну, и черт с ним, пусть себе ковыряет, лишь бы очередных глупостей не натворил. Присел я на корточки подле стенки, думаю. Теперь мне только и остается, что думать. По плану заброситься не получилось, ворота недоступны… чтож, будем импровизировать. Как еще можно проникнуть в подземку? Самое первое, что приходит в голову – вентиляционная шахта, ими частенько пользуются любители пощекотать себе нервы. Может ли быть у нашего перехода ВШ? Вполне. Хотя шансы на это малы, слишком высока глубина залегания и широки выходы на поверхность, чтобы нуждаться в дополнительной вентиляции. Ладно, оставим вариант, как запасной. Что у нас дальше… существуют различные технические спуски. Однако, после окончания строительства объекта они практически всегда замуровываются за ненадобностью, а наш подземный переход не то, что не строится уже, его, пожалуй, через пяток лет сносить пора будет. Так что и этот вариант пока отпадает, хотя целиком исключать его, конечно же, нельзя. Есть и третий путь – иногда под землю можно забраться через подвалы близлежащих к объекту зданий, бывают такие ответвления, тоже вроде бы для каких-то технических надобностей предназначенные. Видел я неподалеку один домик подозрительный… но нет, домик этот я проверю лучше в другой раз, право, не стоит за него сейчас браться, и именно потому, что он подозрительный... И тут меня осенило – остальные (обыкновенные!) спуски в переход. Любому школьнику известно, что подобные сооружения имеют порой до десятка входов… о них же надо было в первую очередь думать! Четыре, пять… хоть один, да найдется где-нибудь неподалеку.
- Что-то придумал? – прервал мои размышления голос Кона. Видимо, надоело ему заниматься бессмысленным и скучным караулом.
- Ничего особенного. – отвечаю. – Так, всего лишь пытаюсь понять – чего же нам теперь делать?
- А что тут понимать, сейчас глянем по окрестностям, найдем еще один спуск. – качает он плечами. Ну, да, разумеется, найдем еще один спуск… как можно отрицать подобную очевидность! Давненько я подметил за Коном такую особенность – не говорить, если не уверен; но ежели уж найдется задачка, которую под силу решить, то берегись… он тебе так скажет, что и сомнения не останется в банальности вопроса, а остальные, «Незнайки», вроде как и дурачки, прописных истин не ведающие.
- На территории может не быть больше залазов. – говорю. В ответ вновь лишь качек плечами. Чего, мол, от меня-то ты хочешь? А я, между прочим, прекрасно знаю – чего хочу. Вот только желание это пока откладывается… на неопределенный срок… чертово невезение! Ну почему все не идет по плану: тихо прокрались, забросились, насладились объектом, отфоткали, вылезли, пошли спокойно домой… Так нет же, обязательно на пути встала фигня, перековеркавшая все планы и заставившая в спешном порядке придумывать новый путь. А виноват в этом кто? Виноваты все трое. Нет в нашей команде сплоченности, каждый делает что-то, угодное ему: Кон строит свои особые планы, молчит; Мессер прет везде напролом, не слушая советов – вспомнить хотя бы злосчастный куст, где мы чуть не спалились… да и я тоже хорош – отрешился ото всех в дебри сознания, уверил себя, мол, справлюсь. А что в итоге получается? В итоге как раз таки ничего. И тюбинги, как говорится, ржавеют. Что делать?
- Ну, и где по-твоему могут быть другие залазы? – спрашиваю, так как Конвейер уже с минуту молчит, шныряя взглядом по окрестностям, а времечко уже поджимает.
- Где-то здесь… - насмешливая ухмылка. – У Мессера спроси, он же нас привел.
- Эй, Витек! – шепчу. – Витя! Да отстань ты от листа своего, сюда иди, разговор есть. – парень пробурчал что-то невнятное и раздражительное, но от занятия все же оторвался. Развернулся. Физиономия уже где-то выпачкана, куртка нараспашку, глаза тоже странные какие-то, в руке монтировка. Прям не парень, а неандерталец какой-то из фантастического фильма.
- Ну, что такое? – спрашивает, и в голосе его вновь начинают проскальзывать американско-рэмбовс кие нотки.
- Есть тут еще входы неподалеку? – он задумался.
- Хм… вроде и есть… а может и нет… но точно должны быть. – фраза, по самоуверенности достойная Капитана Очевидность.
- Постой, - говорю, - но ты же сказал, что лазал уже по этому переходу. Значит, мог… да нет же, ты просто должен был видеть другие спуски… хотя бы изнутри.
- Лазал-то я лазал, но…
- Что Но?
- Блин… я и объяснить-то толком… там на пути… я ведь и долез вроде бы… Короче! Не видел я ваших залазов.
- Плохо. – говорю, а самому страсть как ругаться хочется и раздражение этакое накатывает. – Это даже хуже, чем просто плохо… ну да ладно. Что судьбу корить, когда у нее нет совести. Будем жить дальше. Собственно, я тут о чем подумал – нет в нас этой… как ее… сплоченности. Давайте не будем разбегаться и творить кто что хочет, так у нас ничего не получится. Если что-то делаем, то давайте это делать вместе, а не разбегаться: один лист ковырять, другой вперед переть. В конце концов, я же не прошу вас пробить головой вот этот железный лист, всего-то и требуется, что согласовать поступки!... – я хотел было еще что-то сказать, но Конвейер прервал.
- Да поняли мы тебя, можешь не продолжать. – это он вовремя меня остановил, бывает со мной такое, как начну, так и не замолкну, пока не успокоюсь. Привычка разглагольствовать, черт ее побери! Здесь же она только мешает.
- А, ну отлично, раз поняли. Тогда сейчас… - начал, было, я, и опять был вынужден замолчать, но теперь уже не из-за Кона. Дурацкая попсовая мелодия (сначала тихо, но нарастая с каждой секундой), казалось, разнеслась над всей территорией стройкомплекса, заставив вздрогнуть. Мессер, спохватившись, полез в карман, выудил оттуда что-то светящееся (мелодия усилилась), раздраженно начал нажимать какие-то кнопочки. Угомонив, наконец, мобильник и не обращая внимания на мое раздраженное лицо, он нырнул в сторонку, прикладывая источник мелодии к уху.
- Да, але… - послышалось с его стороны. Не зная, куда деть возмущение, перевожу я свой взор на Кона, но тот и сам, вижу, злится. Сколько еще таких проблем нам доведется испытать, прежде чем кончится эта заброска?
Минуты три он болтал, ничего я не разобрал из слов, что Мессер проронил в трубку. Наконец, мобильник был отведен от уха и убран в карман.
- Мама? – спрашиваю.
- Мама – отвечает он.
- Волнуется?
- Что? – не расслышал Витя.
- Ничего! – отвечаю. Какой же я терпеливый человек, честное слово! – Пошли уже искать залаз, кой черт здесь сидим? Время, врееемя! – и в тот же миг, как я произнес это последнее слово, по небу пронесся оглушительный раскат грома. Тучи, о которых я и забыл вовсе за последние пять минут, дали о себе знать легкой моросью. Морось быстро превратилась в дождик, и дробное «кап-кап-кап» заполонило окрестности. Ветер тоже заметно усилился. Чую, быть мне сырому, если и вправду не поторопимся, не на шутку готовится разыграться стихия. – Ну же, вперед! – почти в полный голос уже призываю. – Дождь – наш защитник. – на этот раз долго убеждать не пришлось. «Окей, пошли» от Мессера и молчаливый кивок Кона положили начало новому броску. Я только и успел, что шепнуть Вите «Мобилку-то выключи», и, получив согласный ответ, рванул вперед.
Обожаю вечерний дождик. Бывало, уеду летом на дачу, старенькая, еще досоветских времен избушка: печка, камоды, полуразвалившийся шкаф, куча хлама, конечно же… так вот, уеду это я на дачу и, как оно водится, сразу за работу... а тут как грянет! и понеслась… везде, где ни ступи, вязкая грязь, перемешанная со скошенной травой, ноги постоянно зацепляются за что-то, не дай Ктулху навернуться, с неба падает та же вода, больно колотя по голове и заставляя ежиться от холода, бррр! И ты, которого стихия застала врасплох за пропалыванием грядок, опрометью бежишь босиком по колючей земле, спеша забраться под единственную крышу на всем участке. Какое это наслаждение – чувствовать себя защищенным, наблюдая в окно разбушевавшуюся стихию. Есть в этом что-то… успокаивающее… И как же мерзко осознавать, что вот прямо сейчас тебе на голову прольется смесь воды и грязи в огромных количествах, а спасительное укрытие еще неизвестно – найдется ли.
Поднявшись по ступенькам, сворачиваем это мы вправо и рысцой, рысцой бежим по мокрому асфальту. Местность открытая, все большие постройки в центральной части, а тут на пути кроме деревьев разве что насосная станция примостилась, да стройматериалы навалены, укрыться вообще негде. Вокруг тишина, гомон улицы совсем уже неслышен, разве что гудит где-то неподалеку трансформатор, да ветер завывает. И на этом фоне гремят наши шаги «тук-тук-бам… тук-тук-бам…». Гадкое ощущение.
А впрочем, на этот раз бежать далеко не пришлось. Не миновав и двух сотен метров, он вдруг резко свернул в сторону, и я сразу понял причину этого поступка. Устремив взор влево, туда, где вдалеке маячил забор, заметил я совсем ветхий деревянный не то, чтобы домик, но какой-то сарайчик. А впрочем, даже и не сарайчик, а обыкновенный туалет типа «выгребная яма». Рядом с этим туалетом-то и примостился второй спуск в подземный переход. Еще издалека я заметил его весьма плачевное состояние, а подойдя поближе, вообще не понял – как тот еще не обрушился. Верхняя плита, подразумевающая потолок, накренилась, кафель, когда-то облицовывавший стены, весь валяется на полу, посреди самого пола зияет внушительных размеров трещина. Апофеозом стал тоненький металлический прут, служащий подпоркой верхней плиты. Мне как-то даже жалко стало бедное сооружение – кто ж его так изуродовал.
- М-да… надо бы поосторожней тут… - услышал я голос Мессера.
Не медля, аккуратненько спустились мы по ступенькам вниз, под козырек. Постояли с пол минуты, привыкая к темноте подземного перехода. Наконец, Кон зажег налобник. Витя тоже включил свой фонарик. Я повертел в кармане черный цилиндрик, подумал… вытащил пустую ладонь. Черт с ним, с фонариком. Двух пока что вполне хватит.
- Двинули уже что ли… - говорю.
- Пошли. – одновременный ответ Кона и Мессера. Ну, чтож, пошли так пошли.

Авторская ремарка

Заброситься, быстро все отфоткать и смыться куда подальше. Таков был план Санька. Но судьба не любит, когда человек пытается решать все сам. Изначально в этом плане было несколько неброских, зато весьма значительных недочетов, и в первую очередь оплошность оказалась допущена в самой основе мероприятия. Парень всерьез полагал, что каждый из тройки будет строго действовать по той схеме, которую он нарисовал у себя в уме. Даже не осведомившись у приятелей, Санек самостоятельно отчего-то решил, что их цели соответствуют его целям, что, конечно же, было неправдой… все люди разные, каждый понимает ситуацию по-своему. Юноша пытался просчитать поступки Мессера с Коном, предполагая, как бы сам поступил в той или иной ситуации. Но Санек – это не Витя, Санек – это не Конвейер! И потому парень допускал недочет за недочетом, лишь накаляя ситуацию своими возмущениями и нравоучениями.
Почему Мессер делал столь необдуманные поступки? Легко, конечно, свалить все на «дурной характер» и ребячество, но, может, стоило просто повнимательней приглядеться к действиям этого разгильдяя… потрудившись сделать это, Санек наверняка продумал бы все куда лучше. Не помешало бы ему обратить внимание и на Кона, который, между прочим, делал намного больше для данной полазки, нежели они с Мессером вместе взятые. А еще, говоря об отношении Санька к своим товарищам… у него оно было все пропитано злобой и… какой-то мрачной волей. Совсем не то отношение, которое необходимо на полазке. Понимание между ребятами, именно оно должно было стать основным ключом к успеху… в результате же упертости Санька все усложнилось вдвое.
Но чего еще можно ожидать от подростка? Глупые и необдуманные поступки, вечное раздражение, все это, как ни печально признавать, обязательно содержится в каждом втором молодом человеке наших дней. И изменить… изменить тоже ничего нельзя. Потому что изначально эта миссия была обречена на провал. Но я продолжу повествование, несмотря на то, что путь этот уже предрешен, продолжу потому, что если бомбу нельзя остановить, то о ней нужно хотя бы собрать побольше информации.

Это перепост из уютненького aversmay.beon.ru/
Если автор присутствует на сайте - извиняюсь за копипасту и выражаю благодарность за эталон отчета.
kreatif74
Факин Бройлерная kreatif74 написал 28 февраля 2010 в 11:48

+)

Неплохо =)
sofo4ka
liten hjort sofo4ka написала 28 февраля 2010 в 12:05
там кто то вроде хотел устраивать конкурс на отчет без фото, с одним текстом - вот, самый лучший
жаль если автора а урбан3пе нет
iSar
Green Snuk iSar написал 28 февраля 2010 в 12:37

+

интересно)
sant
ФотоЯвляются Фотошопом sant написал 28 февраля 2010 в 13:18
отлично
tigtag
Психолирик Олегович tigtag написал 28 февраля 2010 в 17:03
Отлично!!! Именно об этом я и говорил!!!
Marader
Санёк Marader написал 28 февраля 2010 в 18:29
Лови +. Когда читал, прям окунулся в атмосферу залаза, как будто был там, был свидетелем события.
Kota
Лина Kota написал 28 февраля 2010 в 18:57
Есть еще там первая часть, но она скучна, на мой взгляд
kIRuS
Капсула Апрофена kIRuS написала 28 февраля 2010 в 22:59
Только жители сайта могут оставлять комментарии.