Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
Freem
написал 9 марта 2011 в 22:35 [изменен через 2 дня] [ Назад ]

Небольшой ужастик

ImageВсё началось с того, что одна моя подруга известная как Химера, попросила рассказать ей сказку на ночь. И, так как недавно бороздя просторы Интернета, я нашёл пару заброшенных укрытий/мини-бункеров в лесу, в голову пришла небольшая импровизация, которая была "одобрена заказчиком" :)

Не следующий день решил растянуть эту сказку и описать литературным языком. Я иногда художественно описываю мысли/ситуации из жизни в виде маленьких рассказиков, а это мой первый опыт полностью придуманного рассказа. Поэтому всё ниже написанное в первую очередь для себя.

Краткое описание:
Парень сбежал из в/ч на ночь, чтобы порезвиться в соседней деревне с местной красоткой. Утром собирался вернуться. По пути началась сильная буря, парень заблудился и наткнулся на бункер, в котором его ждало нечто...
Начинается всё легкой пошлой иронией, а дальше посерьёзней. Названия своему детищу давать не буду. Концовка к сожалению вышла в стиле "подумай сам, а к автору не приставай" :) Читать лучше не отвлекаясь и максимально включив воображение.


* * *

«Опять картошка. Да тошнит уже от неё!» — люто ворчал Андрей, проклиная армейский ужин. А на столе, как и на завтрак с обедом, снова было отвратительное месиво, приготовленное из складских излишков: непонятная крахмальная кашица с кусочками хрящей и пародией на тушёнку. Да и запаха эта странная кашица совсем не имела, но что делать — хочешь, не хочешь, а сегодня сам полковник Бырко решил посетить столовую. Тут главное не выделяться, быть как все и скорее глотать сегодняшнюю стряпню.

«Наконец-то свежий воздух. Хотя нет, думаю, скоро вся рота его испортит после этого. Но мне сегодня явно повезёт», — мысли Андрея гуляли в облаках цвета хаки, пока шёл к казармам. Тусклый фонарь у входа в места отдыха военнослужащих одиноко светил на лица курящих рядовых, сплевывающих табачный смрад в зеленоватую лужу с разводами от дизеля.

«Скоро уже отбой будет — надо спешить. Отличная будет ночь. Проведу её с пользой для себя!», — улыбчиво бормотал Андрей своему другу Косте, собирая рюкзак. Спички, половинка буханки ржаного хлеба, бутылка водки, полбатона украденной у прапора колбасы и сигареты — вот и готов романтический набор джентльмена в военной униформе.

— Ну а что ещё взять то? Я ж к утру вернусь уже. Да и затягивать я не стану, ты ж меня знаешь. Алёнке много не надо — за встречу выпили и к делу перешли.

— Ну, смотри, тебе виднее. Ты только не опаздывай, а то мало ли чего нашему лейтенанту в башку придумается с утра. Он ведь сам знаешь, какой дурной. На Витька вон 3 наряда сверху повесил за тот цветок. Ну, сам подумай, полдня дневальным стоял, ни на минуту отойти нельзя было, ни покурить, вообще ничего — тут же прибежит лейтенант и наряд вне очереди. Откуда всё видит демон крылатый — непонятно. А нужду как справлять? Вот Витёк то на цветок и нагадил, ну а как иначе — любой бы так поступил, согласись?

—Да, жалко Витька. Да ты не волнуйся. Буду как штык в 5 утра у стены.

Закинув на спину рюкзак, Андрей вышел во двор и закурил сигарету, решительно поглядывая то на отблеск Луны в луже близ казармы, то по сторонам на ленивые фигуры в зелёной форме где-то у склада. Вечернюю тишину получилось нарушить лишь цокоту сверчков и мрачному карканью старой вороны на заборе.

В кирпичной стене забора военной части была небольшая дыра, укрытая бочками и каким-то хламом. Через неё солдаты частенько совершали ночные прогулки в соседнюю деревушку Мохнатовку. Кто прикупить чего у жителей местных, кто выпить с дедом Игнатом самогончику, а кто и как Андрей провести ночь в объятиях небезызвестной Алёнки — пышногрудой девицы лёгкого поведения и тяжёлой кости таза.

Андрей резво нырнул в лаз, слегка запачкав левый рукав формы, когда задвигал за собой бочку, и оказался на свободе. Снаружи медлительный, но могучий ветер ворошил листья деревьев густого леса, то приподнимая кончики веток ввысь, то создавая своеобразную лазейку, через которую можно было увидеть самую глушь леса. Но, несмотря на густоту и разнообразность лесной чащи, в темноте легко виднелась маленькая тропинка уже не раз истоптанная армейскими кирзачами. До деревни было недалеко — километра 2-3, поэтому время на развлечения должно было хватить вдоволь.

* * *

Ветер не переставал поднимать жуткий гул ни на минуту, что ничуть не убавляло уверенности в себе и тем более не пугало героя этой истории, так как дерзкий и пробивной характер бывалого дезертира играл свою ключевую роль в восприятии текущей обстановки. Уверенный быстрый шаг не щадя топтал местную флору, двигаясь к своей цели. Увидеть огни деревни сквозь такой лес было невозможно, но Андрей мысленно рисовал их перед собой: сначала одинокий огонёк на столбе по левую руку над избушкой старосты деревни, затем несколько окон домов перед пастбищем, и конечно свет окна дома, в котором жила Алёнка. Этот образ отвлекал Андрея от леса и от бури, которая надвигалась полным ходом.

Внезапный раскат грома прервал мечтания и обратил взор военного к небу — в такой темноте даже тучи было сложно разглядеть, звёзд тем более не было видно. «Нужно спешить», — подумал Андрей, решив ускорить шаг почти до бега. Однако разогнаться среди густых папоротников и странного вида кустарников было непростой задачей. То и дело колкие ветки били протагониста по лицу или шее, заставляя вновь и вновь останавливаться, отгибая надоедливую растительность в стороны.

Нежным прикосновением к лесу, небо плавно начало моросить мелким дождиком, совсем не предвещая ничего, что могло бы сильно затруднить путешествие, однако повторяющиеся раскаты осеннего грома говорили об обратном. Молнии стали утверждать свои позиции на уголках небосвода слишком частым появлением, оставляя грому лишь малую часть стихийных радостей. А ветер — их верный помощник сновал над поверхностью и проникал между деревьями в самые потаённые уголки обители крылатых кровососов. Сгибая деревья и поднимая в высь пыль с земли он показывал своё величие на этой территории.

Закрываясь руками от бушующей стихии, Андрей пытался не сбиться с узкого пути, но лес показал человеку кто тут хозяин и буквально стал выдувать его из своих зелёных артерий, метая бойца в стороны, ударяя о смуглые стволы дубов и назойливых кустарников. Стараясь просто удержаться на ногах, он уже не мог разобрать куда идёт. Кругом всё стало настолько монотонным, что даже сама промокшая форма военного до такой степени слилась с окружением, что перестала быть различима от общей зелёной картины с расстояния пяти метров! Но сейчас, увы, не боевые действия, а мирные попытки рядового достигнуть своей цели, потому подобный камуфляж тут вовсе не к месту.

Продолжая пробираться сквозь могучие заросли сдерживающих противников, дезертир время от времени останавливался, рассматривая окрестности и старался идти там, где промежуток между растительностью меньше, надеясь на возвращение к уже безвозвратно утерянной тропе. Ведь надежда умирает последней?
Всё тщетно — кругом одни кусты, и ни малейшего намёка на правильное направление. «Да как тут вообще можно заблудиться? — подумал Андрей. — Сто раз тут ходил, каждый поворот, каждую травинку знаю. А эта проклятая буря всё испоганила!». Надежда на приятный вечер в тёплом доме в компании девушки плавно угасала в разуме героя. Ещё пару метров и её совсем не стало бы, однако кое-что стало проясняться в этих дебрях.

Сломав со злости очередную ветку ивы, Андрей произвольно повернул голову чуть правее и заметил небольшой просвет, явно выделяющийся из прутьев зелёной тюрьмы. Сделав несколько шагов в ту сторону, перед взором серых глаз предстала лесная плешь, с небольшим холмом в центре, который превышал общий уровень земли не более чем на полметра. Вокруг хаотично были разбросаны частицы белых кирпичей, сгнившие доски и пара металлических прутьев. Ещё несколько погнутых прутьев торчало из земли, явно глубоко уходя основанием в почву.

«Это ещё что за место? — подумал промокший до нитки озлобленный вояка, тщетно пытаясь понять, где он находится и вспомнить хоть какой-то ориентир, подобный этому.

«Ни хрена не понимаю где я! — обидчиво крикнул Андрей, глядя на природное возвышение в центре. — Это поле словно кислотой облили. Даже травы нет. Один холм какой-то».

Андрей запрыгнул на холм с намереньем дальше пойти в лес, но посмотрев на ноги, увидел, что с другой стороны лесного прыща есть каменное углубление. И не просто углубление, а лестница, ведущая вниз, под землю! Герой спустился с холма и стал задумчиво всматриваться в обнаруженную бездну темноты.

«Ну и жуть — подумал дезертир. — Наверное, от нашей части какое-то укрытие осталось или бункер. В любом случае лучше в темноте и сухости, чем в темноте и сырости». По окончании этих мыслей надежда Андрея на домашний деревенский уют окончательно исчезла и он, вспомнив про спички в рюкзаке, принял решение спуститься вниз.

Андрей взглянул на небо, словно моля пощады за содеянные грехи и изменчиво улыбнулся. Капли мощного ливня разлетались в клочья, ударяясь о кожу лица, словно миниатюрные бомбы, падающие на поверхность земли с резвого истребителя-бомбардировщика. Опустив голову человек в зелёной униформе сделал первый шаг в неизведанное. Первые пять метров дались 44-му размеру ноги совсем без усилий, топча под собой мелкую крошку старого, промокшего кирпича. Ну, а дальше преобладала сплошная темень, в которой разглядеть собственную руку не представлялось возможным. Один лишь визуальный шум в глазах — неизученный до сих пор дефект зрения или нервной системы, который был у Андрея, разукрашивал эту темноту в мелкие движущиеся точки экрана сломанного телевизора. Не забыв про спички, дезертир снял с себя промокший рюкзак и полез рукой вовнутрь в надежде, что содержимое не слишком намокло. Тем более он всегда клал мелкие предметы в отдельный кармашек, чтобы долго не рыскать в поисках нужного предмета. Верхняя сторона коробка, которой он лежал к верху молнии рюкзака, изрядно намочилась и размякла до неузнаваемости вместе с половиной спичек, нижняя же половина оказалась сухой. Заслоняя собой драгоценную находку от ветра, Андрей чиркнул по коробку пару раз и сумел зажечь спичку, сжимая её в кулак, на минимальном расстоянии от рук, бережно ухаживая за жёлтым светилом.

Увиденное далее не удивило любителя ночных прогулок: холодные бетонные стены маленького коррида уходили дальше вглубь подземелья, украшенные редкими проростами растительности на потолке и разнообразным мелким мусором — останки арматуры, бетонной крошки и каких-то клочков бумаги впитавшихся в пол, словно татуировки. Ещё один шаг вперёд и спичка погасла всепоглощающим ветром. Деревянного топлива осталось совсем немного, но достаточно, чтобы сориентироваться в этом закрытом пространстве.

Очередная искра и вот уже впереди стали виднеться два тёмных проема, расположенных по правой стороне серой сплошной стены. Это были небольшие комнатушки размером 3 на 4 метра, набитые уже надоевшим хламом под ногами. В одной из них валялись останки некой одежды, похожие толи на фуфайку, толи на старую шинель. Коридор продолжался и дальше, но смысла исследовать его, разумеется, не было, поэтому именно это небольшое пространство стало временным домом для Андрея, убеждённым в безвыходности своего положения. Естественно ни о каком продолжении путешествия мыслей в голове героя не было, и он решил, что переждёт злосчастную бурю здесь, а на утро вернётся в часть и солжёт о незабываемой ночи с Алёнкой, о задушевных разговорах про деревенскую жизнь под водочку и о тёплом чае из самовара с баранками перед уходом.

Собрав небольшое ложе из мусора, в одном из углов комнаты и кинув рюкзак в угол, дезертир прилёг, примеряя своё тело к этой пыльной кровати. «Хватит, чтобы пережить эту ночь», — подумал Андрей, отряхая останки найденной одежды от пыли, из которых надеялся соорудить себе одеяло. Часов Андрей не носил, но приблизительно знал, что было около часа ночи, поэтому время до возвращения в часть ещё было предостаточно. Перед отдыхом многие военнослужащие имеют привычку покурить и расслабить сознания в клубах дурманящего дымка, и одинокая душа в этом подземном укрытии не была исключением. Бросив фуфайку в угол, Андрей вышел из комнаты и подошёл к лестнице, через которую спустился в этот бетонный мрак.

Буря не прекращала терзать каждый листик и каждую веточку в округе, снова и снова грохоча безудержным громом и сверкая коварными молниями, обволакивая мокрым ливнем всё живое в округе, словно вываривая лес в огромной кипящей кастрюле. Андрей стиснул в губах сигарету, также частично обмокшую в рюкзаке и, не экономя зажёг сразу три спички. Лёгкий дымок сигареты тут же разлетался в стороны разбиваемый шустрым ветром, а по ступенькам лестницы струились маленькие ручейки, растекающиеся внутри коридора и будто магнитом притягиваемые чёрной бездной. Наконец последняя затяжка и далёкий пинок сигареты средним пальцем на поверхность. Пора отдохнуть и переждать это невезение.

Развернувшись, Андрей снова зажёг три спички разом и уверенно пошёл во тьму коридора бункера. Четыре метра, пять, шесть — но проёма с правой стороны по-прежнему не было. Тем временем уличный шум бури плавно стал затихать за спиной и в какой-то момент вовсе исчез, что ничуть не отвлекло дезертира от намеченной цели. В это время он прикидывал в голове, как бы поудобнее расположиться в этом углу маленькой комнатушки.

Ещё три спички, укрытые ладонями, были зажжены в стенах длинного тоннеля. Абсолютная тишина окутала подземное убежище. Андрей прошёл уже десять метров, но так и не встретил на своём пути ни малейшей щели в бетонном укрытии, ни и справа, ни слева. Эти стены, каким-то образом стали бесконечными и тянулись вдоль словно клонированные! Дезертир обернулся и не увидел ровным счётом ничего: то же самое, что и спереди — кромешная темнота, не имеющая начала и конца.

«Что за бред? Куда же она делась?» — недоумевающей интонацией спросил себя протагонист. Ещё восемь шагов вперёд в темноту и Андрея окутало беспокойство, и, чиркнув ещё парей спичек, он решил пойти обратно к выходу, который ничем не отличался от обратной стороны. Десять шагов, двадцать шагов, двадцать пять — этому не было конца!

«Как такое вообще может произойти? Я же пришёл отсюда! Что за чертовщина? — отчаянно сказал про себя Андрей, пытаясь ощупывать стены вокруг. Расстояние между стенами коридора было таким, что вытянуть руки в стороны полностью не представлялось возможным, лишь в согнутых локтях можно было коснуться обеих стен одновременно. Ветер постоянно пронизывающий тьму вовсе исчез в никуда, ни оставив после себя, ни малейшего дуновения. Пламя спичек горело ровным вертикальным хохолком желтоватых оттенков и говорило обо всей абсурдности происходящего.

Андрей решил ускорить шаг, потушив спички, которых в коробке осталось уже буквально несколько штук. Разведя руки в стороны и слегка касаясь стен на ходу, он быстро и уверенно чеканил шаг, надеясь, что впереди его ждёт мокрая лестница с тянущимися ручейками — слезами той беспощадной бури, но нет — этот лёгкий бег в слепую не имел никакого смысла. Андрей не боялся темноты, но темноту в абсолютной тишине, когда начинает звенеть в ушах, редко доводится слышать простым жителям поверхности. Подобное состояние тотального одиночества ему ещё никогда не доводилось чувствовать. Ощущение полной потерянности, безысходности и усталости поглотило Андрея с ног до головы.

Ещё немного и это стало надоедать. Андрей остановился, прислонясь к одной из стен, и зажёг последние спички. Увидев туже бетонную картинку, он плавно спустился на корточках вниз по стене, ощущая её прохладу, и только сейчас проникся всей тяжестью здешнего томного воздуха, который был подобен старому древнему погребу, обвешанному плесенью. Но здесь лишь изредка из углов примыкания стены к потолку торчали редкие наросты непонятных грибов смешанных со мхом. Так прошло ещё пять минут, в разглядывании окружающего пространства и отсутствия каких либо мыслей на счёт происходящего. Андрей был в ступоре. Тяжело вздохнув в очередной раз, последние спички в руке, погасли окончательно и упали на бетонную гладь. Космический мрак полностью поглотил эту реальность вместе с тёмным коридором, его редкой растительностью и человеком, попавшим в его коварную ловушку.

Очередной тяжёлый обречённый вздох и Андрей закрыл глаза, отдаваясь этому подземному миру. Вдруг с правой стороны послышался лёгкий шум. Это было похоже на падающие капли воды с потолка. Подобное дезертир уже слышал бессонными ночами в казарме, когда протекала крыша. Через минуту течь в глубине подземной бездны прекратилась и вновь воцарилась тишина, которую вскоре нарушил новый шум. Это уже было похоже на шорох, будто кто-то слегка, но резко провёл ботинком по полу, как спичкой по коробку. Андрей открыл глаза и уставился в сторону источника шума. Что с закрытыми, что с открытыми глазами — разницы не было никакой, но военный всё же надеялся разглядеть что-либо.

Шорох повторился через несколько секунд в том же месте, в глубине бетонной тюрьмы. Потом ещё и ещё, изредка переходя в непонятный скрежет или рассеивание воздуха длинной проволокой, сопровождаясь соответствующим свистом. Будто нечто совершало резкие взмахи чем-то острым, рассекая воздух надвое, и также резко прекращало их. Это не прекращалось, и зловещая тишина уже была навсегда утеряна. Андрей вскочил на ноги, продолжая бессмысленно прищуриваться вдаль коридора. Легкая дрожь пробежала по его спине, говоря ему о том, что даже самый сильный и уверенный в себе человек как он будет абсолютно беззащитен перед тем невидимым врагом, что издавал эти пугающие звуки.

Шорохи превратились в шаги, а рассекание воздуха обрело новую форму, по звуку напоминающие огромный меч или топор, которым размахивала сама темнота из стороны в сторону. Спустя несколько секунд стало слышно, как что-то острое ударялось то в одну стену, то в другую с такой силой, что осколки бетона разлетались во все стороны. Андрею стало жутко страшно. Надеясь на скучную унылую ночь, проведённую в бетонных стенах бункера, он попал в его западню, в которой нечто зловещее надвигалось прямо на протагониста. Спасаться от этой напасти оставалось только бегством.

Ещё несколько секунд в ступоре в ожидании ответа на происходящее и нервы больше не выдержали. Кошмарные звуки, доносящиеся из коридора, приблизились, казалось, на расстояние трёх метров от Андрея, что окончательно заставило его инстинкт самосохранения развернуться и побежать сломя голову вопя от ужаса и вытягивая руки то в стороны, то вперёд, чтобы не потерять направление. Но зловещий источник звуков не отставал, и как бы быстро не бежал Андрей, он также ясно и громко слышал за собой тяжёлые шаги и непрекращающиеся удары острого лезвия вновь и вновь нагоняющие свою глупую жертву.

Андрей бежал что есть сил уже интуитивно, без помощи рук. Он будто стал видеть в темноте некий путь, куда следует наступать, хотя путь у него был только один. И на этом пути под его ногой оказался массивный кирпич, который повалил уставшего, промокшего и изнурённого погоней дезертира на бетонную гладь. Пока Андрей приходил в себя и разворачивался, пытаясь встать, лезвие убийцы продолжало пронизывать воздух вокруг, ударяясь своим острым жалом о стены, раскидывая осколки бетона по одежде Андрея, который лежал на полу, слегка подняв голову и уставившись безумным взглядом в глаза смерти. Они выглядели, как и всё, что он видел последние двадцать минут — бесконечно чёрными и окутанными лишь его эффектом визуального шума в глазах. Первый удар лезвия был нанесён слева от головы дезертира, осыпав его бетонной крошкой и осколками, попавшими в глаза, второй удар раздробил правую ногу надвое до колена. Безумная боль проникла в каждую клетку мозга Андрея, заставляя его кричать, что есть мочи. Ужасный шок поверг его разум и овладел всем телом. Он уже не слышал звуков вокруг, сердце бешено колотилось, и дышать нормальным темпом его лёгкие уже не могли. Сознание резко отключилось.

* * *

С диким криком Андрей очнулся в комнате, похожей на склад своей военной части. Через секунду-другую он стал различать звуки и услышал знакомые голоса полковника Бырко и друга Кости, с которым он попрощался перед побегом:

— Ты чего наделал опять? Дай ему наркозу побольше, пока не очухался! — рявкнул полковник.

— Так точно товарищ полковник! — бодрым голосом произнёс Константин.

Когда глаза привыкли тусклому свету комнаты, он смутно разглядел этих двоих около стола, на котором лежал, окружённого свечами. Костя колотил молотком по зубилу, которое было приставлено к правой ноге Андрея.
Pila
Мама Лины Pila написала 9 марта 2011 в 22:36
поставь кат, пожалуйста
Freem
Freem написал 9 марта 2011 в 22:38
скорость написания сообщения "поставь кат, пожалуйста" превзошла скорость моего интернета :)
Feldebel
Практик Feldebel написал 10 марта 2011 в 00:09 [исправлен через 1 минуту]
Сам пишу книгу.
Впринципе придраться не к чему.
Правда автору советую упростить текст.

Например:
с резвого истребителя-бомбардировщика
можно просто "штурмовика", если потянуло на авиатематику.
Сломав со злости очередную ветку ивы,
а, а =/
Рассказ не про ивовые ветки. (ударение на очередную)


Зато:
Он уже не слышал звуков вокруг, сердце бешено колотилось, и дышать нормальным темпом его лёгкие уже не могли.
Вот этот отрывок и подобные дают представление.

В общем плюс.
Понравилось.
0
Ссылка | 2 отв.
Freem
Freem написал 10 марта 2011 в 00:16 [исправлен через 5 минут]
каюсь, с разжовыванием шибко перебрал и перестарался. Сделал приоритет на размер текста, и хотел написать максимально много. Вот и получилось выдавить из себя эти 6 страниц ворда.
+9
Ссылка |  ↑ | 1 отв.
Feldebel
Практик Feldebel написал 10 марта 2011 в 00:22
тем не менее все равно удовлетворительно :)
Bulat
Bulat написал 10 марта 2011 в 17:31
Пожалуй, попридираюсь к словам :)
"Дезертир", хотя и может в общем смысле использоваться по отношению к герою рассказа, но как правило имеет более жёсткое значение (как совсем покинувший часть или боевые действия), в данном случае больше подходит просторечное "самовольщик".
Именование героя "протагонистом" - уместно вне рамок рассказа (в описании, рецензии и т.п.), в самом рассказе это определение довольно странно.
Только жители сайта могут оставлять комментарии.