Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
kerrang
написал 24 ноября 2012 в 21:14 [ Назад ]

Ростовский Музей истории правоохранительных органов. Часть 1.

Большой обзор Ростовского Музея истории правоохранительных органов в процессе которого я посетил два выставочных зала - в первом из которых представлена современная история милиции и полиции, начиная с образования РСФСР и Советского Союза, а во втором – экспонаты, относящиеся к дореволюционной истории охраны правопорядка в Ростове и Нахичевани-на-Дону. Так же познакомимся по ближе с историей о Чикатило, которую нам расскажет сам Генерал-майор в отставке В.В. Бураков участвовавший в поимке маньяка. Об этом и многом другом внутри:

Image


В самом начале рассказа хотелось бы рассказать небольшую пред историю. Побывать в музее мне уже доводилось в далёком 2009 году, когда я вместе с группой сокурсников посетил экскурсию во время "дня открытых дверей" музея, но тогда я не брал с собой фотоаппарат, да и экскурсию как таковую я не слушал по причине своего юношеского разгильдяйства. Спустя несколько лет, узнав об очередном "открытии", я без раздумий решил поучаствовать в мероприятии, чтобы наконец-то "нормально" побывать в музее.

Данная экскурсия была организованна специально для блоггеров, а так как я немного считаю себя таковым, то этим шансом я не мог пренебречь, тем более, что немало горожан не только никогда не были в этом музее, но порой даже и не знают о его существовании как таковом. А всё дело в том, что выставочные залы располагаются в самом здании МВД, в котором установлен специфический пропускной режим. Поэтому для посещения музея в течение всего года необходимо собирать группу посетителей, подавать заявку и ждать приглашения. Исключения в таком порядке посещения делаются только дважды в год: на День полиции в ноябре и на День ветерана донской милиции в феврале. На этот раз помимо простого объявления Дня открытых дверей МВД пригласило на экскурсию блоггеров Ростова-на-Дону, желающих посетить музей(буклетов и других рекламных визиток у музея нет, а вход в музей превращается в своего рода "когда-нибудь повезёт"). С учётом того, что для нас, выступил сам генерал в отставке Виктор Васильевич Бураков, участвовавший в деле о Чикатило пропустить данное мероприятие я тем более не мог.

Начнём обзор. Экскурсия началась "минута в минуту", как только стрелка часов прошла отметку в 12 часов, экскурсия началась. Сразу чувствуется серьёзность подхода к мероприятию, в отличии от остальных, где мне довелось побывать, когда задержки составляют и больше часа. Помимо блоггеров были и простые люди, которые заметили неприметную вывеску о мероприятии и те, кто смог узнать информацию об этом из интернета, где реклама была совсем скудной...
Image

Наше посещение мы начали с главного "первого" зала, где представлена современная история милиции и полиции, начиная с образования РСФСР и Советского Союза. На входе в зал посетителей музея встречает бюст Феликса Эдмундовича Дзержинского и его высказывание: «Понятие и представление о милиционере у населения должно быть связано только с честностью, справедливостью, законностью, вежливостью, культурностью и прочими лучшими качествами безупречных людей...». К сожалению нынешнее представление об "органах" не совсем совпадает с цитатой выше:
Image
Планировка первого зала сделана таким образом, что входящий посетитель, прочтя высказывание Железного Феликса, сперва попадает к стенду, на котором представлены документы и артефакты первых лет советской власти и идёт по "кругу эволюции", который затрагивает поочерёдно различные эпохи времён истории правоохранительных органов.
Image
В Музее истории правопорядка Дона, как и на любом другом подобном выставочном «объекте», запрещена фотосъемка экспонатов, но экскурсовод любезно разрешила посетителям снимать общие планы залов и фотографироваться на фоне витрин и стендов. Согласился ли я с этими правилами вы можете увидеть тут, но скажу лично от себя - такой "жлобский" подход конечно выгоден для музея (своего рода музей превращается в изюминку, которую можно попробовать на вкус только побывав внутри), но в отношении к остальным - это хамство, а если вспомнить тему "как попасть в музей", то это хамство в двойне. Конечно можно понять руководство, что главное не фото, а рассказ и увиденное воочию, но и на память хочется (в личных целях) сохранить увиденное на бумаге\компьютере, а не только в голове. Надеюсь когда-нибудь они учтут это, яркий пример пользы от этого на заводе "Балтика". А пока опустим эту неприятную тему и продолжим наш рассказ.

"злая" тётенька экскурсовод с указкой, напомнившая мне моего учителя истории:
Image
История донской милиции официально началась 11 февраля 1920 года. Незадолго до образования Донской области Военно-революционный комитет Ростова и Нахичевани-на-Дону (армянский город, позже вошедший в состав Ростова-на-Дону) принял решение создать общую для обоих городов милицию. Тот самый приказ №22 подразумевал создание органов правопорядка, разделенных на четыре основные службы: канцелярия (административный аппарат), уголовно-розыскной стол, арестный дом (следственный изолятор) и постовая команда. Стоит отметить, формирование молодежных дружин произошло еще до официального создания милиции, однако днем рождения этой службы считается именно 11 февраля 1920 года.
Image
Первые годы службы были очень и очень трудными: во время Гражданской войны буквально изо всех щелей полезла уголовщина, с которой нужно было срочно бороться. Кроме того, прямым следствием разделения страны на противоборствующие лагеря явился так называемый политический бандитизм. Под это определение подпадали шайки уголовников, пытавшихся прикрывать свои преступления некими политическими взглядами, отличными от большевистских. Война с бандитами обошлась милиции очень дорого: в ходе операций по их ликвидации погибло около 500 сотрудников правопорядка. Да и бытовые условия были далеко не простыми. В Музее при ГУ МВД хранятся легендарные лапти милиционера Измаила Замулдиновича Слахутдинова. История этого экспоната до банальности проста, но в то же время прекрасно иллюстрирует условия, в которых приходилось работать первым донским милиционерам. Во время выдачи нового обмундирования Слахутдинову не хватило пары сапог. Снабженцам пришлось искать выход, коим и оказались те самые лапти. К счастью, вскоре было новое поступление одежды и обуви, из-за чего лапти смогли дожить до музейного стенда. Похожим образом дело обстояло и с оружием. Нередко милиционерам приходилось идти на задержание с одним револьвером на несколько человек – основным оружием группы в таком случае были простые деревянные палки.

результаты борьбы с бандитизмом:
Image
Image
Но даже в условиях крайне плохого снабжения первые ростовские милиционеры успешно боролись с уголовщиной. В течение нескольких лет были обнаружены, арестованы или ликвидированы сотни преступников, а также несколько десятков бандитских организаций. В первой половине двадцатых годов война с преступностью прошла свой пик. Благодаря ликвидации основной массы политических и уголовных банд со временем работа милиционеров свелась к расследованию не столь частых преступлений, хотя по-прежнему сидеть без дела не приходилось. В первые годы существования донской милиции свои имена прославили такие сотрудники как И. Н. Художников, В. Т. Черепахин, С. И. Сабинин, Г.И. Мышанский и другие. К тому времени было сформировано Донское областное управление милиции, начальником которого назначили Ф.С. Федякина.

портреты первых руководителей донской милиции:
Image
После первой крупной победы над бандитизмом начался относительно спокойный период, в течение которого, кроме прочего, милиция улучшила свое материальное положение. Была введена первая единая форма с белым кителем и красными петлицами, да и инциденты с лаптями более не повторялись. Тем не менее, борьба не прекратилась. Уголовная преступность все еще существовала и время от времени напоминала о себе. Милиция отвечала на угрозу облавами и арестами. Результаты этих операций наглядно представлены в музее копиями рапортов, приказов, а также реальными образцами оружия, изъятыми у злодеев. Как следует из экспозиции, бандиты предпочитали обрезы ружей и винтовок, в частности винтовки Мосина. При этом они не гнушались «Наганов» и различного холодного оружия. К несчастью для уголовников, «полноценное» оружие и хорошая подготовка оказались гораздо более эффективными: разгром банд и «малин», а также аресты «независимых» преступников совершались регулярно и чуть не привели к полной ликвидации уголовщины. Государство ценило труд своих правоохранителей и не скупилось на награды. В Музее органов правопорядка представлено несколько комплектов наград, переданных родственниками ветеранов милиции. Также среди экспонатов имеется наградное оружие, как целое, так и частично: один из именных пистолетов «представлен» только щечками рукоятки с памятной гравировкой.
Image
Тридцатые годы прошлого века были сравнительно спокойными в плане преступлений, особенно по сравнению с началом двадцатых. Однако спокойные тридцатые закончились и им на смену пришли грозные сороковые. С началом Великой Отечественной войны десятки сотрудников органов правопорядка ушли добровольцами на фронт, а остальные обеспечивали порядок в городе.
Image
В память о тех суровых временах в музее были сделаны разбитая бомбежкой стена дома с репродуктором и диорама, изображающая бой 1941 года, когда ростовские милиционеры и курсанты Новочеркасской школы милиции защищали железнодорожный мост через реку Дон.
Image
Image
Image
Image
Большие потери личного состава не пропали даром – война закончилась нашей победой и милиция вернулась к мирному труду. В послевоенные годы уже не было столь громких дел, как в двадцатые. Однако такое затишье было только временным. 7 октября 1968 года трое бандитов попытались угнать машину для последующего ограбления Госбанка. Водитель Д. Арутюнов смог убежать и сообщить в милицию, из-за чего преступники В. Толстопятов, В. Горшков и С. Самосюк решили прекратить выполнение своего плана. За следующие пять лет банда, в которой также состоял брат Вячеслава Толстопятова (участник первого нападения) Владимир, совершила несколько удачных ограблений. Бандиты использовали в качестве масок черные чулки, из-за чего получили прозвище «Фантомасы».
Image
Фантомасы шли на людей с оружием. Единственный убитый Фантомасами гражданский, Владимир Мартовицкий, зачем-то пытался встать с голыми руками на дороге вооружённых людей, не убивших в той сберкассе никого, а только ограбивших.

Однако больший интерес представляет техническое оснащение шайки. Братья Толстопятовы в кустарных условиях изготовили четыре револьвера, три пистолета-пулемета и несколько гранат собственной конструкции. Кроме того, для своего оружия они самостоятельно делали и патроны:
Image
Тем не менее, это им не помогло. В июне 1973 года банда была обнаружена после очередного ограбления. Погоня, столкновение машины бандитов с поездом и дальнейшая перестрелка закончились арестом. Один из уголовников – Самосюк – был убит во время задержания. Примечательно, что он в некотором роде исполнил свою мечту. Во время допросов других членов банды выяснилось, Самосюк мечтал умереть на мешке с деньгами, что с ним и случилось после меткого выстрела милиционера. Оставшиеся бандиты получили смертный приговор.
Image
После дела «Фантомасов» было несколько других громких расследований, связанных с серийными убийствами, например, операция «Лесополоса», но в ходе экскурсии был сделан небольшой «прыжок во времени». Сперва посетителям музея рассказали об отрядах ОМОН и СОБР. Первые были созданы в конце восьмидесятых для контроля за массовыми мероприятиями, которые потенциально могут перерасти в беспорядки. Целью вторых, организованных в начале девяностых, стали различные операции по задержанию опасных преступников, а также помощь ОМОНу и другим милицейским подразделениям.
Image
Всего за два десятка лет своего существования ОМОН и СОБР успели поучаствовать не только в тех операциях, для которых они изначально предполагались. Так, ростовские бойцы этих отрядов неоднократно ездили в Чеченскую республику для участия в поддержании правопорядка. Немало сотрудников погибло при исполнении своих обязанностей.
Image
Слева от Стены памяти стоит обезвреженное самодельное взрывное устройство, привезенное взрывотехниками МВД из Чечни. Террористы изготовили его из 122-миллиметрового артиллерийского снаряда, рации и некоторых электрических компонентов. Взрыв такой мины мог бы уничтожить несколько десятков человек и/или привести в негодность какие-либо транспортные коммуникации, например, небольшой мост. Кроме самодельного взрывного устройства ростовские милиционеры, работавшие в Чечне, передали музею несколько других трофеев. Среди них выстрел для пушки 2А28 «Гром», маска-балаклава, флаг террористического отряда и даже погоны полевого командира. Бывшие хозяева всех этих вещей были либо уничтожены, либо преданы суду.

Стоит отметить, изъятие различного оружия происходило не только в Чечне. Есть несколько витрин с конфискованными пистолетами и револьверами, а также двуручный меч.
Image
Image
С последним связана интересная история. В конце восьмидесятых годов некий К. – работник электровозоремонтного завода – повадился таскать с работы рессорную сталь. Присвоенные пластины он не сдавал в металлолом, но использовал для специфического творчества: делал из них, как ему казалось, макеты холодного оружия для собственной коллекции. До поры до времени все было тихо и спокойно, но в 1989 году «оружейник» поссорился с соседом и тот в отместку сообщил об импровизированном производстве в милицию. В результате обыска в доме «оружейника» было обнаружено несколько мечей, стилизованных под оружие Средних веков и более новых времен. Экспертиза показала, что творения мастера К. являются холодным оружием. «Оружейника» осудили, а один из мечей передали музею. Примечательно, что рукоятка музейного экземпляра покрыта небольшими сферическими выступами, что сделало бы меч непригодным для использования. Однако лезвие отвечает всем параметрам, при которых клинок становится холодным оружием.
Image
В середине девяностых годов, во время Первой чеченской кампании, по собственной инициативе в кавказскую республику отправился полковник милиции В.В. Бураков, бывший в то время начальником криминальной милиции города. После командировки длиной в несколько месяцев он вернулся в Ростов и вскоре получил звание генерал-майора. В 2002 году Виктор Васильевич Бураков ушел в отставку. По случаю праздничного Дня открытых дверей он посетил музей и рассказал экскурсантам музея о своих трудовых буднях и самых громких делах, в коих принимал участие.
Image
Нельзя не отметить, что рассказ генерала привлек большое внимание экскурсантов. Несмотря на то, что он говорил в основном о деле маньяка А. Чикатило, которое уже давно изучено общественностью и новые подробности уже не появляются, рассказ от непосредственного участника операции «Лесополоса» был весьма и весьма интересен.

В своей импровизированной лекции он затронул практически все моменты дела Чикатило: от первых версий следствия до самой передачи материалов в суд. Среди прочего, генерал-майор привел несколько интересных фактов, которые можно было услышать только от непосредственного участника расследования.
Image
К примеру, он рассказал о некоторых подробностях привлечения к расследованию психиатра А.О. Бухановского. Как Чикатило в последний день (после 10 дней должны или предъявить или выпустить) расколол именно данный психиатр и как тот же Бухановский единственный из комиссии признал его невменяемым. А если бы его признали невменяемым, он бы избежал расстрела. Кстати, во время убийств он был действительно невменяемым, но готовился к ним очень осмысленно - втирался в доверие к жертвам и они сами за ним шли в лесополосы.
Image
Было и про то, как его один раз поймали, но не опознали, он отсидел 6 месяцев и вышел. Про то, что что экспертиза ошибочно установила его группу крови и обо всех ошибках и трудностях этим вызванных. Как несколько найденных свидетелей, видевших маньяка идущего с мальчиком, дали неправильные показания по шляпе и очкам и найденные во время первого задержания шляпа и очки не дали идентификации убийцы. Как двое олигофренов по дурке пытались взять на себя ответственность за убийства. Как его всё-таки взяли второй раз, но за малым не выпустили снова, так как свидетелей и вещдоков не было, а сознаваться он, конечно не спешил.
Image
Как в 90-ые сын Чикатило пытался крышевать ларьки, используя "бренд" фамилии. Как сам Чикатило был примерным семьянином безконфликтным работником, непьющим и некурящим. Как 9 лет ушло на поиски, потому, что ни одной из жертв не удалось спастись. Как на самого Буракова заводили дело, какие были внутри криминального отдела передряги за эти годы и в связи.
Кроме того, как бывший руководитель оперативной группы, занимавшейся делом, Бураков пожаловался на не совсем хорошее окончание расследования. Как оказалось, ввиду неблагоприятного общественного резонанса вокруг дела о серийных убийствах никто из следователей не получил каких-либо государственных или ведомственных наград. Начальство решило, что будет достаточно повышения зарплат и прочих денежных благодарностей(наградили двойным окладом в размере 250 рублей и всё).
Image
Виктор Васильевич рассказывал много, долго(около 2 часов!) и интересно, за что огромное спасибо ему и не только за это.

В заключении несколько остальных фото с музея:
Image
Image
Image
Image
Image
Image
Вот такой увлекательной и интересной выдалась экскурсия по ростовскому музею истории правоохранительных органов, которая прошла на твёрдую пятёрку, не без помощи замечательного человека - В.B. Буракова.
В конце остаётся только добавить, чтобы наши "органы" соответствовали высказыванию Дзержинского, а не являлись тем, кем они часто предстают в наших глазах. Чтобы их называли не органами из трёх букв, а органами правопорядка! Не будем о грустном и закончим первую часть обзора на позитивной ноте.

На этом всё, спасибо за внимание.
Только жители сайта могут оставлять комментарии.