Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
MEW
Антон Сбоев написал 25 июня 2014 в 00:43 [изменен через 1 день] [ Назад ]

МИСТ: туманный мир. Глава 2.

Не так страшен конец света, как то, что будет потом...

По просьбам обывателей в ЛС выкладываю продолжение. Первая глава здесь urban3p.ru/blogs/34846/

"МИСТ: туманный мир" (англ. mist - туман) - приключенческий научно-фантастический роман с элементами фэнтези, мистики и ужасов. Покрытая океаном и островами планета Мист в галактике М33 (созвездие треугольник) пережила глобальную катастрофу, в результате почти всё население погибло, климат претерпел беспорядочные перемены, а местами планету буквально вывернуло наизнанку, появились аномальные зоны и немыслимые существа. Потомки немногих выживших не знают причин произошедшего, а их главная забота - выжить сегодня, чтобы продолжить выживать завтра. Те, кому повезло, живут в подземном городе, изолированном от внешнего мира и жестокой разгневанной природы. Лишь единицы отваживаются на свой страх и риск иногда выходить наружу для добычи ресурсов, поддерживающих стареющий город. Один из жителей начал преследовать собственные цели в этих вылазках и пытаться найти способ сделать жизнь на планете более благоприятной. Однажды он ушёл внезапно и пропал. И тогда его сын решается отправиться на поиски отца.
Image


Глава 2. На свет.

Здесь у нас туманы и дожди, здесь у нас холодные рассветы,
Здесь, на неизведанном пути, ждут замысловатые сюжеты…
(Александра Пахмутова и Николай Добронравов)


– Олвин, проснись! Да проснись же скорей!
Просыпаясь, Олвин подумал, что это пришла Кристина, но голос был другой, и очень уж тревожный, а чьи-то руки трясли его. Приоткрыв глаза, он увидел Элли.
– В чём дело? – спросил он.
– Твой отец ушёл!
Олвин рывком сел. Его словно окатили холодным душем, а в мозг вонзилась игла.
– Как ушёл? – только и нашёлся спросить он.
– Так, совсем! Ушёл из города. Его попытались задержать, но он ранил несколько человек и всё равно ушёл. Генрих помогал ему и погиб в перестрелке, прикрывая его отход.
Олвин не знал, что и сказать… Да он вообще не знал, что теперь делать! Мир внезапно начал не то рушится, не то переворачиваться с ног на голову. В мыслях повис лишь один вопрос: «почему?!»
– Но я ничего не слышал, – только и смог сказать Олвин.
– Потому что стреляли из воздушного оружия, мастер Рейли не использовал свой автомат. Послушай, сейчас могут прийти за тобой.
– И что мне делать? И вообще, при чём тут я?
– Отец считает, что ты можешь быть замешан или как минимум что-то знаешь…
– Чушь… папа никогда особо не распространялся, я знаю не больше других. Только вчера мы с Кристиной подслушали часть разговора с Генрихом, они планировали новый и какой-то очень важный поход, но я не ожидал, что уже сегодня. Говоришь, Генрих погиб, чтобы дать ему уйти… Что же такого важного они собирались сделать? Я должен узнать. Отец не безумец, и если он что-то задумал, ему нужна любая помощь…
– Тогда иди за ним.
– Что?
– Беги! Уходи из города и найди его! Сейчас или никогда!
Олвин вскочил с кровати, влез в сапоги и спустился в мастерскую. Он увидел краем зрения, как Элли закрыла на засов дверь дома.
– Ты помогаешь мне. Мистер Винсент здорово разозлится, – заметил Олвин.
Он схватил валявшийся в углу старый отцовский рюкзак, с которым тот ходил когда-то на первые вылазки, но потом добыл где-то там более удобный и вместительный. Забросил в него сменные штаны, рубашку и куртку, свёрток сушёной рыбы, пару десятков картофельных клубней. Начал набирать воду в бутылку.
– Ничего, папа простит меня, – ответила Элли. – Он свято придерживается первого правила создателей города – любой ценой сохранять город и его жителей от внешнего мира. Я не знаю, кто прав, но мы не предназначены для жизни под землёй. Если можно как-то избавиться от того, что заставило наших предков поселиться здесь, и ты сможешь как-то посодействовать этому – не упусти шанс.
– Отец что-то такое говорил, но всё как-то невнятно.
Олвин закрыл пробкой бутылку и положил в рюкзак. Его взгляд упал на забытый со вчерашнего дня свёрток с неким сувениром. Спешно развязав стягивавшую его верёвку, Олвин извлёк оттуда пневматическое ружьё. Аналогичные имелись у городских охранников – с воздушным резервуаром в прикладе, в который требовалось накачивать воздух встроенным ручным насосом. При выстреле пулю выталкивала порция воздуха высокого давления. Только ружья охранников были уже довольно старые, а это выглядело новым. «Интересно, где он его достал?» – подумал Олвин. Не важно. В дверь постучали.
– Эй, Олвин! Ты дома? Открывай, нужно поговорить! – потребовал голос снаружи.
– Есть запасной выход? – спросила Элли.
– Вылезу в окно на другой стороне, – ответил Олвин.
Он накинул на плечи рюкзак и сжал в руке ружьё. Окинул взглядом комнату, взглянул на Элли. Он был уверен, что видит всё это в последний раз. Элли крепко обняла его.
– Береги себя, – прошептала она. – И возвращайся когда-нибудь.
Олвин выпрыгнул в окно с противоположной от входа стороны. За спиной услышал голос Элли: «он побежал в сторону озера!» Она продолжала помогать ему. Жаль расставаться с такой подругой. С Томом и Кристиной он даже не попрощался. Но времени нет. Олвин бежал по окраине тёмными переулками, на ходу накачивая воздушный баллон в ружье. Работники теплиц проводили его удивлёнными взглядами.
Вот и пещера. Закуток штормовых посиделок остался позади. А впереди выход. Кто-то выскочил из бокового ответвления пещеры. Олвин резко развернулся и выстрелил в силуэт. Промахнулся – и к счастью. Посветив фонарём, он увидел перед собой Кристину.
– Что ты тут делаешь?! – воскликнул опешивший Олвин.
– Тебя жду, – ответила она неузнаваемым суровым тоном. – Знала, что пойдёшь. Хочу с тобой.
– Ты хоть представляешь, что там, снаружи?
Внутренние ворота были распахнуты. Олвин потянул рычаг на стене. С тяжёлым стоном старый механизм принялся задвигать массивную дверь внутрь.
– Так же, как и ты, – ответила Кристина, следуя за ним.
Они приблизились к внешней двери. Она уже почти вся вошла внутрь. Через мгновение образовалась расширяющаяся щель, из которой повеяло прохладой.
– Я должен выяснить, чем занимался отец, – решительно сказал Олвин. – Ему может понадобиться помощь. Это наверняка очень важно.
– Мой отец погиб, и я хочу знать, что не зря, – заявила Кристина. – Я пойду с тобой, хочешь ты или нет.
Позади замелькали лучи фонарей. Чей-то голос крикнул: «стойте, безумцы!»
– Не подходить, я буду стрелять! – крикнул Олвин.
Проём стал достаточно широким, и Олвин протиснулся в него. Кристина шагнула следом. Переглянулись. Назад дороги нет. Только вперёд, в пугающую неизвестность. Их снова окрикнули: «безумцы, вы там погибните! Ещё ведь можно всё уладить!»
Олвин не ответил. Он просто пошёл вперёд. Кристина молча следовала за ним. Под ногами что-то похрустывало. Посветив, они увидели кости и несколько черепов. Кажется, человеческих.
– Смотри! – указала на стену Кристина.
Присмотревшись, Олвин увидел выцветшие надписи: «Спасите нас. Мы умираем, но нас не пускают. Нам не открыли дверь».
– Должно быть, давно умерли, – тихо произнёс Олвин.
Впереди показалась яркая полоска света. Позади донёсся протяжный лязг запираемой двери. Никто не решился преследовать беглецов.
– Олвин, – приглушённо позвала Кристина.
– Что?
– А на свет тебе не страшно выходить?
– Не знаю.
Пещера ушла чуть вверх, и полоса света превратилась в крупное пятно, к которому они приближались с каждым шагом. Под ногами на стенах начал встречаться тёмный зелёный мох и немного неизвестных грибов. Олвин потерялся в своих чувствах и ощущениях. Он просто шёл на свет. И воздух. Он был здесь другой. Прорывавшийся в дверной проём сквозняк давно исчез, но сам воздух был уже не таким. Ещё несколько шагов, и беглецы вышли из пещеры. И зажмурились. Снаружи было невыносимо светло. Казалось, всё вокруг состояло из света. А воздуха здесь словно намного больше, чем в подземелье. Тёплый ветер струился по лицу. Может быть, там впереди Рай?
Когда глаза привыкли к свету, взору открылась картина, невероятная для подземных жителей. Всюду, сколько хватало взгляда, простирался лес. А над головой яркое голубое небо, белые облака и два солнца – красное и голубое.
– Это прекрасно, – прошептала Кристина.
Олвин не находил слов, настолько внешний мир был противоположен его родному, замкнутому, а этот выглядел необъятным, без холодных мрачных стен и чёрных потолков. Можно пойти куда хочешь и сколько хочешь. Это вызывало восторг и трепет – в этом огромном мире человек становился песчинкой, словно капля в озере, или даже ещё меньше – Олвин не видел границ. Где-то вдали лес переходил в синеву и сливался с небом.
– Что это там, вдали? Неужели вода? – озвучила его мысли Кристина. – Как же её много…
– Отец говорил, что город построен под горой на острове, – ответил Олвин. – Если верить ему, то весь внешний мир покрыт водой, так называемым морем, а на его поверхности есть и другие острова.
– Куда мы пойдём?
– Не знаю. Но, возможно ты помнишь, что на другом краю острова должно быть какое-то поселение с другими людьми. Отец мог пойти только туда. Пойдём и мы. Может даже догоним… хотя, это конечно вряд ли.
– Мы здесь ничего не знаем, – согласилась Кристина.
Олвин оценивающе глянул на спуск с горы. Какой-либо тропы или дороги не было, оставалось лишь просто идти вниз, маневрируя между невысокими деревцами на склоне – благо, не очень крутом.
– Не будем спешить. Пойдём в ту сторону и попытаемся найти поселение, – решил Олвин.
Негромко запищал наручный компьютер Олвина. Оба вздрогнули от неожиданности. Олвин совсем позабыл о нём, но прежде тот так никогда не делал. Олвин откинул крышку компьютера. На экран вывелось сообщение: «Вы ловите сигнал сталкерской сети. Введите логин и пароль для авторизации или обратитесь к системному администратору для регистрации».
– Что это? – спросила Кристина.
– Не знаю, – пожал плечами Олвин. – Понятия не имею.
Олвин закрыл компьютер и пошёл вперёд. Они спускались осторожно, присматриваясь к незнакомому миру. К новым ощущениям начали добавляться разные запахи, исходившие от леса, и чем дальше – тем больше. Пахло листвой и хвоей. Пахло древесной корой и смолой. Травой и почвой. Какими-то мелкими цветами. Начали добавляться и звуки. Дуновение ветра. Шелест листвы. Иногда доносилось неясное жужжание или тихие щелчки. Мир постепенно открывал путникам своё многообразие.
Спуск с горы занял несколько часов. За это время погода начала портиться. Небо затянули серые тучи. Всё-таки это был не Рай. И вскоре путники убедились в этом окончательно. Они шли по ничем не примечательной поляне. Разве что трава в её центре как-то странно покачивалась, хотя ветра почти не было. Кристина совсем немного вышла вперёд, осмелев. Внезапно, что-то потянуло её вперёд. Запаниковав, Кристина вскрикнула с перепугу. Шедший за ней Олвин схватил её за шиворот и рванул на себя. Оба упали на траву. А перед ними закружились потоки воздуха, поднимаясь вверх по спирали метров на десять, срывая траву и унося вверх. Зрелище было завораживающим и пугающим. Около десяти секунд воздушная воронка набирала обороты, а потом пошла на убыль и успокоилась, осыпав всё вокруг мелкими зелёными клочками. Только покачивающаяся трава напоминала о её расположении.
– Кажется, это и есть одна из аномалий, – сказала Кристина, переведя дух.
– Да уж. Надо внимательно смотреть перед собой, – сделал вывод Олвин. – Нам очень повезло на первый раз.
– Легко сказать, – ответила Кристина. – Аномалия – это то, что выходит за рамки допустимого, так ведь? А мы совсем не знаем внешний мир. Что здесь норма, а что нет?
– Как минимум одну аномалию мы теперь знаем. Просто старайся быть внимательнее и не иди слишком быстро. Это всё, что мы сейчас можем.
Погода портилась дальше. Мало того, что нужно было высматривать неведомые смертельные ловушки, так ещё и на лес начал опускаться туман. Видимость ухудшилась.
– Что это такое? Словно дым какой-то или пар, но не пахнет и так много… – озадаченно произнесла Кристина. – Может лучше не идти вперёд?
– Должно быть, это просто туман, – ответил Олвин. – Мистер Фокс не рассказывал об этом явлении?
– Нет. Папа мало рассказывал о внешнем мире, – сказала Кристина поникшим голосом.
– Ну, в общем, это просто водяной пар, почти как облако. Не думаю, что он опасен.
Впрочем, Олвин быстро начал менять своё мнение. Туман не был опасен сам по себе, но значительно увеличивал степень всех прочих опасностей, таившихся в нём. Плохая видимость нагнетала уныние. За белой пеленой часто мерещились какие-то неясные силуэты, пропадавшие при приближении. Кристина была явно не в духе и, наверное, уже не радовалась своему решению сбежать из безопасного города под горой. Олвин решил не делиться с ней своими тревогами, чтобы она не пала духом совсем, а он уже даже не был уверен в том, что они двигаются в верном направлении. Из-за тумана большая гора стала невидимой, а ведь она служила хорошим ориентиром – достаточно было просто уходить от неё. Дальше становилось только хуже. Начинало темнеть. Почва под ногами стала рыхлой и водянистой – от сапог оставались глубокие следы, в которые тут же натекала вода. Сами того не ведая, беглецы шли прямиком в естественную природную опасность – болото. Вдобавок начался мелкий противный дождь. Встретив твёрдый каменистый участок, горе-путешественники укрылись под высокой елью, размашистые ветви которой оказались неплохим зонтом.
– Сколько нам ещё идти? – тоскливо спросила Кристина.
– Не знаю. Я надеялся дойти до темноты, – ответил Олвин.
Размеренный нудный шум дождя заглушал все прочие звуки. Оглядевшись, Олвин обнаружил, что они устроились почти на краю обрыва с крутым, мокрым и скользким склоном. Внизу всё было залитой тонким слоем воды.
– Блеск, – мрачно произнёс Олвин. – Теперь ещё и придётся идти в обход. Туда мы точно не пойдём. Но всё завтра. Не думаю, что нам стоит уходить куда-то до рассвета, здесь хоть какое-то укрытие, а дальше вообще неизвестно что.
– Холодно, – пожаловалась Кристина. – И поесть бы чего-то…
Олвин достал из рюкзака сушёную рыбу и воду, отдал Кристине запасную куртку. Сидели под ёлкой молча. Стало и впрямь холодно. Олвин спрятал ладони в рукава. Кристина прислонилась к нему сбоку.
Когда совсем стемнело, туман пошёл на убыль. Только лёгкий дождь не прекращался. Двое так и сидели в молчании и почти неподвижно, держа в озябших руках фонари. Хотелось поспать, но страшно. В темноте постоянно что-то мерещилось, но было тихо, и хотя бы это минимально успокаивало. Теперь была видна поверхность болота за обрывом. Зелёные кочки, кустарник и мелкие деревца тянулись вдаль. Внезапно Олвин увидел нечто, от чего сердце ушло в пятки.
– Выключи свет! – прошептал Олвин.
Кристина взглянула на него в недоумении, но послушались. Они погасили фонари почти одновременно. Насторожившись, теперь и Кристина услышала, как внизу по воде что-то хлюпало, тихо, но часто. Источником этих звуков было существо в половину человеческого роста, с продолговатым телом и на шести ногах. Над передней парой ног из спины поднимались два толстых двухметровых щупальца с плоскими утолщениями на концах, с одной стороны покрытых изогнутыми шипами. Эти щупальца и тонкий хвост постоянно покачивались, в сочетании с чёрной шкурой это выглядело поначалу просто бесформенным кошмаром. Довершала картину голова с треугольными ушами, вытянутой мордой и горящими зелёными глазами.
– Что это? – дрожащим голосом прошептала Кристина.
Олвин принялся накачивать воздушный баллон ружья. Манометр начал показывать избыточное давление.
Между тем странное существо обогнуло по дуге подозрительную полукруглую вмятину посреди воды, на которую Олвин и не обратил внимания, но теперь запомнил. Просто на всякий случай. Не может вода быть вот так вдавлена, словно какой-то невидимой сферой. А существо приблизилось к обрыву. Наверняка оно пришло на свет фонарей. Теперь он погас, но ночное создание явно собиралось проверить. Щупальца взметнулись вверх и зацепились шипами за склон из скользкой грязи. Многочисленные ноги без особого труда вскарабкались наверх.
Олвин и Кристина выскочили из-под ели, когда существо уставилось прямо на них. Монстр зарычал. Олвин выстрелил, раздался хлопок выпущенного под давлением воздуха, и тварь взвыла, и тут же бросилась вперёд. Наверное, Олвин попал в какую-то из конечностей, но с их количеством существо явно не переживало о ранении одной, а перекусить свежатинкой было непрочь. Впрочем, ранение всё же ошеломило его, Олвин и Кристина успели броситься в стороны, но были сбиты с ног мечущимися щупальцами. Сейчас Олвин жалел, что к ружью не был присоединён штык-нож, как делал отец. Если выберется, надо будет обязательно об этом подумать. Тварь была опасно близко, зарядить пулю некогда, а заменитель длинного копья пригодился бы лучше короткого кинжала, чтобы отразить нападение. Но монстр развернулся и бросился на едва поднявшуюся Кристину, повалив обратно на землю. Олвин дрожащей рукой загнал пулю в ствол и выстрелил. Пуля с шлепком попало в мускулистое поджарое тело. Кажется, он даже видел, как брызнула струйка крови. Раздался скулящий звук. Тварь обратила свирепый взор на Олвина. Взметнулись щупальца. Олвин метнулся назад, уклоняясь от удара и заряжая ещё одну пулю. Манометр ещё показывал высокое давление, хоть Олвин сейчас и не наблюдал за ним. Кристина поднялась на ноги и бросилась в сторону. В сторону обрыва, дороги она сейчас не разбирала, только бы подальше от зверюги. Удар щупальца в спину сбросил её вниз. Монстр развернулся и прыгнул следом.
– Кристина! – выдохнул Олвин.
Бросившись к краю обрыва, он увидел невероятную и пугающую картину. Монстр в прыжке угодил в ту самую вмятину на воде и распластался в ней. Его ноги и щупальца подрагивали, прижатые неведомой силой, из пасти вырывались хрипящие булькающие звуки, и вытекали струйки крови, не растворяясь в воде, а образуя сверху сплошное пятно. Всё его тело прямо на глазах сплющивало невидимым мощным прессом. Кристина сидела недалеко на кочке, вцепившись рукой в тонкое деревце, с ужасом наблюдая за этим процессом. Тварь затихла и теперь была похожа на жуткий рисунок на вогнутой водной глади.
– Ты в порядке? – спросил Олвин, осматривая обрыв на возможность спуска.
Было высоковато, примерно три его роста, скользкая грязь предупредительно блестела. Можно попробовать съехать, но как бы не угодить в ещё какую-нибудь невидимую ловушку.
– Кажется, я ногу вывихнула, – жалобно произнесла Кристина.
– Чёрт побери… Проклятье! – выругался Олвин, а затем обратился к Кристине. – Сиди там тихо и не двигайся! Я сейчас быстро пробегу по краю и найду, где слезть к тебе.
– Ладно, давай только скорее…
– Я сейчас, мигом!
И Олвин побежал, внимательно глядя под ноги в свете фонаря, хоть и понимал, что на бегу всё равно рискует вляпаться в какую-нибудь дрянь. Бежал минуту, две… обрыв резко пошёл на убыль, можно спуститься.
Хриплый мерный смех нарушил относительную тишину леса. Олвин остановился, озираясь по сторонам. Что ещё за новая напасть? Этого только сейчас не хватало. К нему сбоку приближалась троица новых ночных хищников. Эти менее походили на кошмар из страшных снов и даже напомнили Олвину собак, которых он видел на картинках. Этих четвероногих отличала серая с бурыми пятнами жёсткая шерсть, вдоль спины образующая гриву. Один зверь был покрупнее других, с зеленоватым окрасом, а в гриве просматривались наросты-шипы. Должно быть, вожак.
Вожак зарычал, оголив длинные острые ряды зубов. Олвин сделал первое, что пришло в голову. Потом сам удивлялся, как быстро вскарабкался на ближайшую ель. Благо, по многочисленным ветвям лезть было не трудно. А эти звери лазать по деревьям определённо не умели. И теперь расхаживали внизу, поджав хвосты, издавая по очереди свой отвратительный хриплый смех. С болота донёсся крик. Или показалось? Олвин прислушался. Он не был уверен, но это могла быть только Кристина. А он загнан на дерево! Проклиная всё на свете, Олвин прицелился и выстрелил. Пуля шлёпнулась прямо перед носом одной из зверюг. Недовольно порыкивая, вся троица спешно разбежалась, но не далеко. Олвин видел, как они выглядывают то из-за дерева, то из-под куста. Разделились и выжидают. Олвин с досады саданул стволом по дереву, сбив несколько шишек. Подзарядил тускневший фонарь. «Кристина… Только не умирай. Это я во всём виноват, – прошептал Олвин. – Не надо было никуда уходить. Одна бы ты не пошла… Отец… почему ты ничего не сказал? Почему бросил меня…»
Шли часы. Светало. Дождь прекратился. Сидеть на дереве надоело, конечности мёрзли и немели. Вновь начал появляться туман, но на этот раз какими-то клочками – какие-то участки видны ясно и чётко, а какие-то скрывались за пеленой. Как же всё-таки холодно! Олвин осмотрелся. Зверей уже некоторое время не было видно. Олвин выстрелил наугад по кустам. Тишина. Всадил пулю в дерево в другом направлении. Никакой реакции. Ушли? Или затаились и только ждут, чтобы он слез? Вечно сидеть на дереве всё равно нельзя. Зверьё куда-то подевалось. Олвин решился. Цепляясь дрожащими руками за ветви, он слез, осмотрелся, поводя стволом. Никого. Стараясь не шуметь, Олвин побежал к болоту.
Спустившись в хлюпающий под ногами мох, Олвин сбавил темп. Приостановился, прислушался. В туманной дымке перед ним возник человеческий силуэт, медленно бредущий на него.
– Олвин… помоги мне… – донёсся слабый протяжный голос.
– Кристина? Кристина! – Олвин бросился навстречу.
Это была она. Но какая-то сама не своя, с прикрытыми глазами и застывшим болезненным выражением на лице. Шла, прихрамывая и скособочившись, невзирая на повреждённую ногу. Олвин остановился. Что-то остановило его, внутренний голос, инстинкт. Кристина приближалась.
– Олвин… – протяжно прошептала она.
Внезапно она потянула к нему руки, распахнула блестящие позеленевшие глаза, широко раскрыла рот, из которого высунулись извивающиеся щупальца, и с протяжным хрипом ринулась на него так быстро, сколько позволяла раненая нога.
Олвин в ужасе шарахнулся назад, споткнулся о какую-то корягу, едва не упал. Вскинул ружьё, выстрелил в голову. Кристина или то, во что она превратилась, споткнулась и упала лицом в воду. Олвин рванул прочь, на ходу заряжая новую пулю и с опаской оглядываясь, но его никто не преследовал. «Проклятье! Провались всё на свете! Как? За что?!» – в сердцах ругался Олвин.
Пробежав немного по лесу, он остановился, тяжело дыша. Надо было успокоиться. Он ещё жив. Но это только пока. Влететь в незамеченную по глупости аномалию или натолкнуться на не завтракавшего хищника было бы не лучшим финалом. Но Олвин уже просто не знал, что ему делать. Смерть была повсюду, в любой немыслимой форме. И вот опять этот противный хриплый смех.
Олвин опять сидел на ёлке, а вокруг расхаживал вожак с уже тремя мохнатыми помощниками. В рамке с зажимами справа от ствола осталось пять пуль. Одна уже заряжена. Всё равно маловато с учётом статистики его попаданий. Всё же Олвин подкачал воздух в баллон. Уйдут? Уже вряд ли. Рассвело, время завтрака. Только подождать, пока завтрак попытается убежать.
Внезапно Олвин увидел то, от чего сердце забилось учащённо и радостно – впервые за последние сутки. Он заметил людей. Трое не спеша шли в его направлении. Вооружены. В зелёных пятнистых костюмах, с рюкзаками. Один шёл впереди и бросал мелкие камешки.
– Эй! Люди! Помогите! – громко позвал Олвин.
Один присел на колено и вскинул автомат, двое шагнули за ближайшие деревья.
– Не стреляйте в меня! Я на дереве, меня звери загнали! – крикнул Олвин.
Его заметили. Заметили и зверей. Те насторожились – чего это завтрак разорался? Вожак принюхался, почуяв неладное. А потом заметил, но поздно. Раздалась короткая команда «огонь!», и автоматные очереди скосили троих одновременно, включая вожака. Последний зверь, поджав хвост, рванул со всех ног прочь.
– Готово дело, – сказал ведущий. – Вот вам мясо, шкура и бонусы по мелочи. Эй, верхолаз! Слезай уже, говорить будем.

Image
ImageКонец второй главы.

Продолжение urban3p.ru/blogs/34994/
Только жители сайта могут оставлять комментарии.