Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
MEW
Антон Сбоев написал 8 марта 2015 в 21:16 [изменен через 12 минут] [ Назад ]

МИСТ: туманный мир. Глава 6.

Глава 6. Прозрение.
Я поджигаю храм твоих убеждений.
Когда он будет разрушен, ты увидишь огромное, необъятное небо.
(Энтони де Мелло. Одна минута глупости)


urban3p.ru/blogs/34846/ начало и предыдущие главы (список в комментариях)
Image


Странник вернулся к большой пирамиде и обнаружил, что хранители уже оборудовали лагерь в ближайшей относительно целой двухэтажке. Осирис ждал его на входе. И хотя лицо его было скрыто, он, казалось, выглядел довольным. «Видимо и он сделал всё, что хотел» – подумал Странник.
– Как твои успехи, Странник? – осведомился мастер.
– Я принёс лекарства, – ответил он и, поставив рюкзак на землю, вынул мешок с медикаментами.
– Отлично, тогда я могу выдвигаться в оплот, – сказал Осирис, поднимая мешок и перебрасывая через плечо. – Кстати, ты задержался. Были проблемы?
– Если честно, Бродяга сказал, что лекарства не оплачены, – признался Странник. – Но я сам выкрутился, хоть и пришлось немного побегать...
– Настырный малый, вечно не может подождать. А Знахарь и того лучше. Раньше он сам приходил, пока не завёл этого ученика, так однажды он взял и застрелил моего человека. Сказал потом, что тот грубо с ним обращался. Ничего, скоро наше влияние распространится и мы припомним всё каждому. Ты хорошо поработал и пока можешь просто отдыхать. Кстати, в этом лагере теперь за старшего будет Варвар. Я распорядился, чтобы тебя сутки не нагружали работой. Можешь хоть спать, хоть гулять по городу, он теперь наш. Чуть позже я распоряжусь о твоём вознаграждении за верную службу.
– Спасибо, мастер. Я всегда готов, если понадоблюсь, – ответил Странник.
Осирис тот час же отбыл. А Странник вошёл в лагерь и решил найти себе удобное местечко, чтобы передохнуть. В коридоре встретился с Варваром.
– О, вернулся! Ты у нас прямо герой нынче, – приветствовал его напарник.
– Да уж, пришлось постараться.
– Главное, что мастер очень тобой доволен. Так и на повышение пойдёшь. Я вот теперь тут буду за старшего. А ты наверное моим заместителем, а?
– Не знаю.
Странник лишь пожал плечами, а Варвар ответил:
– Я зато знаю, меня если спросят, я словечко замолвлю.
– Звучит заманчиво... Я бы передохнул пока.
– Наши вепря видели, хотим сходить на охоту, – не совсем определённо указал в сторону Варвар. – Не пойдёшь с нами?
– Может, в другой раз...
– Ладно. Смотри, я вон ту комнату занял, а ты можешь занять соседнюю, я скажу, что она твоя теперь. Ну и... почувствуешь запах жареного кабанчика, подходи.
– Уж лучше разбуди тогда.
– Ладно, уболтал, а то заснёшь и самое вкусное пропустишь.
Варвар двинулся своей дорогой, мимоходом одобрительно хлопнув его по плечу. Странник зашёл в указанную комнату, скинул рюкзак и развернул спальник. Он прилёг и просто смотрел в серый потолок с паутиной в углу, ни о чём не думая. И не заметил, как задремал.

Перед глазами всё плыло в плотном тумане. Он лежал на чём-то мягком и вставать не хотелось. Странник осмотрелся и обнаружил, что лежит на густом мху. Где это он? Что-то шуршало вокруг. Странник хотел сесть, но тут же увидел, что источником шорохов были выползающие из земли корни, начинавшие опутывать его. Странник едва успел поднять правую руку и выхватить висевший на поясе кинжал, и начал яростно разрывать корни, успевшие привязать к земле левую руку, тело и ноги. Освободившись, он отскочил в сторону. Обрубки втянулись обратно в землю и больше не появлялись. Странник огляделся, чувствуя нарастающую панику. Вокруг был тёмный лес и почти непроглядный туман. Под ногами сплошным мягким ковром во все стороны уходил ковёр зелёного мха. Деревья с тонкими поникшими ветвями росли, казалось, на равном удалении друг от друга. И куда ни глянь, везде одно и то же, и вдобавок затянуто плотным туманом.
«Да где же это я? Как попал сюда?! – лихорадочно размышлял Странник, озираясь. – Ладно, надо как-то выбираться отсюда!»
Звать на помощь он не решался. Мало ли что там скрывается за пеленой? Не придумав ничего лучше, он просто пошёл наугад. Кругом всё выглядело одинаково и разницы не было. Но сколько бы он не шёл, окружение не менялось. Странник попытался сменить направление, стараюсь изо всех сил не паниковать. Вот ему почудилось, как что-то мелькнуло в тумане, а потом и ещё раз. Но молочная дымка была столь плотной, что ничего не разобрать. Противный скрежещущий смех нарушил царившую доселе тишину, и Странник крепче стиснул рукоять кинжала – единственного предмета, бывшего при нём. Впереди за туманом пробежало нечто многоногое. Послышался рык, а затем кто-то коротко заскулил. Вновь воцарилась тишина.
«Нет уж, не пойду я туда!» – мысленно сказал сам себе Странник, и двинулся в сторону, всё время оглядываясь. Под ногами начинала хлюпать вода. Болото? Он и не заметил этого сперва или не обратил внимания. Странник остановился в замешательстве, силясь понять, что за неведомая чертовщина с ним творится.
«Метущаяся душа всегда не может отыскать дорогу во тьме» – прозвучал в его голове голос Пастора.
– И что же мне делать?! – спросил Странник, озираясь, но не заметил его нигде.
«Твёрдо иди в одном направлении и не сворачивать» – молвил голос, казалось, исходивший отовсюду.
Издалека донёсся неясный женский крик. Кажется, кто-то звал на помощь. «Я должен что-то сделать!» – пронеслось в голове у Странника. И он побежал на голос, разбрызгивая воду под ногами с громким плеском. Внезапно клубы тумана перед ним разверзлись, и ему навстречу выскочил зверь с гибким продолговатым телом на шести ногах и двумя выросшими из спины мощными щупальцами. Странник отшатнулся с перепугу и отмахнулся кинжалом с криком «Прочь! Убирайся!». Зверь зарычал и прыгнул на него. Сильный толчок сбил его с ног.

Странник открыл глаза, и с облегчением глубоко вздохнул. Над ним стоял Варвар.
– Ты чего кричишь-то? – удивлённо спросил он, и добавил: – Ты ужинать будешь? Вставай тогда, да не забудь тарелку.
– Кошмар приснился, какой-то монстр, – ответил Странник, потирая лоб и поднимаясь.
– Уж не ротовик ли? – хмыкнул Варвар.
– Не совсем. Ерунда какая-то. Ладно, уже не важно.
Странник затолкал спальник в рюкзак вышел за Варваром, прихватив и свои вещи – мало ли что может ещё приключиться? Они вышли во двор. Был поздний вечер и уже почти стемнело. Основными источниками света были личные фонарики собравшихся хранителей, разведённый костёр, а так же собранная из кирпичей и каменных блоков печь, в которой целиком готовили кабанью тушу. Моментально принюхавшись, Странник понял, что дико голоден. Приблизившись к костру, он заметил, что кто-то выгребал из золы печёный картофель. При виде этого блюда что-то вновь шевельнулось в его памяти. Странник подумал, что подобное происходит с ним всё чаще. Это беспокоило его, но заговорить с кем-либо на эту тему он не решался. Между тем повар объявил о готовности мяса, и все начали толпиться у печи, побрякивая тарелками. Получив свой кусок, они садились в круг у костра. Дошла очередь и до Странника. Когда он устроился, удачно прислонившись к какому-то камню, то обнаружил, что тут не только печёный картофель, но и уже снятый с костра большой котёл с отваром каких-то трав, а вокруг расставлены открытые стеклянные банки с чем-то. Кто-то начал разливать из котла по кружкам. Протянул и Странник свою. В расставленных банках оказались разные соленья – грибы, моллюски, какие-то коренья. Такого Странник ещё не пробовал, но подложил на тарелку всего. Не каждый день устраивали праздник.
– Поднимем кружки за наши успехи! – объявил Варвар громко, чтобы обратить на себя внимание.
Народ уже начинал разбиваться на небольшие группы, болтавшие понемногу о своём. «И за тебя, брат, до командира дослужился!» – сказал кто-то. Странник глотнул душистый навар, поморщился от непривычного запаха и принялся за мясо с картофелем.
Из-за облака показалась луна, и стало чуть светлее. Мимо пролетел какой-то светящийся жучок. «О, светлячок, – сказал один своему соседу. – А я вспомнил вот. Двоих сталкеров вечером покусали комары, и решили они спрятаться в палатке. Вскоре стемнело. Один из них выглянул наружу и увидел огоньки светлячков. Он обратно спрятался и шепчет товарищу: сиди тихо, они возвращаются, но уже с фонариками!». Соседи рассмеялись. «А ничего так, вот юморист» – сказал кто-то. Странник тоже улыбнулся. Забавно… И общество впервые было каким-то более живым и общительным. Даже немого странно. И, пожалуй, впервые Странник действительно расслабился. Тёплый костёр и сытная вкусная пища, много вооружённых людей рядом, за старшего хорошо относящийся к тебе человек. Создавалось полное ощущение безопасности, даже некой безмятежности. Казалось, сам воздух был этой ночью каким-то особенным.
Пришло сообщение. Странник глянул в наручный компьютер и прочёл: «Найди меня на прежнем месте, надо переговорить. Ты обещал». Без подписи и отправитель почему-то не был опознан, но Странник прекрасно понял, от кого это. Идти куда-то сейчас совершенно не хотелось. Посреди ночи-то, да ещё и отрывать от праздника, от первого нормального человеческого отдыха – это было наглостью. И всё же Странник решил сходить и отделаться от обязательств. Доев угощение, он поднялся и пошёл.
– Ты далеко? – несколько удивлённо спросил Варвар, когда тот проходил мимо него.
– Пройдусь немного, – ответил Странник. – Погода хорошая, не сидится, я же поспал вечером.
– Ладно, как знаешь, – с сомнением сказал Варвар.
– Вообще-то я думаю артефакты посмотреть, – на ходу придумал оправдание Странник. – Я заметил, что многие из них светятся, а значит сейчас лучшее время.
– Хитрец, вот что задумал. Последний шторм был давненько и вроде бы уже всё собрали. Но если что пропустили, то только сейчас и можно найти. Возьми-ка тогда, я тут простой детектор аномалий раздобыл, хоть в темноте не вляпаешься.
Он протянул Страннику выцветшую жёлтую коробочку с индикаторной лампочкой и динамиком.
– Спасибо. А как он работает?
– Просто включи и в любой карман положи. И можешь выбрать индикацию светом или звуком. При сближении с аномалией будет пищать или мигать всё чаще. Правда, видит только гравитационные, тепловые и электрические аномалии, но зато за пять метров предупреждать начинает.
– Понял. Ещё раз спасибо.
Странник отправился в путь. Разумеется, никакие артефакты он не искал, хоть и посматривал по сторонам, ведь пришедшая в голову идея имела смысл.
До одинокого домика на берегу Странник добрался быстро и без приключений. Бродяга сидел на поваленном дереве, будто со вчера и не уходил.
– А ты быстро, – одобрительно сказал он.
– До утра дотерпеть было никак? – сердито спросил Странник.
– Не кипятись, просто ты действительно нужен именно сейчас.
– И что же такого срочного?
– Дело тонкое, хотя вроде и простое. Ты упоминал, что один из нападавших выжил и попал в плен.
– И что с того?
– Я прошу тебя узнать о его судьбе.
– Ты что же это, шпионить для тебя предлагаешь?! Что ты задумал?
– Как я уже ранее говорил, меня не интересуют ваши секреты. Просто узнать о судьбе человека. Что тут такого? И ты можешь выяснить это из простого любопытства, никто тебе и слова не скажет. А у меня просто… скажем так, личный интерес. О безопасности тропы беспокоюсь. Ты вот поди не обратил внимания на знаки отличия? Были у нападавших платки других цветов?
– Да вроде бы нет, хотя я не обратил внимания…
Что-то вновь зашевелилось в памяти. Странник даже зажмурился и сморщился. Цветные платки, опознавательные знаки… Ещё одна маленькая деталь, какой-то кусочек прошлого. Но это было словно невидимым огоньком, тепло которого ощущается, но где он – не видно. И попытки вспомнить хоть что-то были тщетными.
– Эй, ты в порядке? – спросил Бродяга слегка обеспокоенно.
– Да, не обращай внимания. Ладно, я попробую сходить до оплота и разузнать о пленнике.
– Давай. И поспеши. Осирис и Пастор наверняка будут проводить допрос с пытками. Может уже начали.
– Ты так думаешь?
– Уверен. Это очень жестокие люди. Едва сделаешь что-то не так, и пощады от них не жди, а с отступниками и чужаками у них уж точно разговор короткий. До рассвета пленник не доживёт.
Странник несколько обеспокоился и призадумался, но всё же ответил:
– Я думаю, что все получают по заслугам, и должны отвечать за свои действия. Пастор спас меня. Он помогает всем, кто сбился с пути и потерял смысл жизни. И мне тоже.
– Вот как?
– Да. Он вытащил меня из аномалии. Не знаю, как я там оказался, я не помню ничего из своего прошло до того момента, даже своё имя. А он дал мне новое имя, жизнь и цель.
– Но что-то мне подсказывает, что цели у тебя как раз и нет, но такое ощущение, что была и очень важная. Очень уж какой-то живой блеск в твоих глазах и энтузиазм, но ты словно метаешься между чем-то.
– Слушай, это не твоё дело, – начал сердиться Странник. – Жди, я выполню обещание и наконец от тебя отвяжусь.
И Странник пошёл прочь. Оглянувшись, он не заметил, чтобы Бродяга хоть как-то переменился в лице или был вообще огорчён. Похоже, прямота Странника никак его не задела. «Ну и ладно, мне всё равно, сам нарывается на грубость. Точно настырный малый, правильно мастер сказал» – думал он на ходу. Так же он подумал, что всё же не нужно никому знать, чем он занимается, поэтому он шёл к оплоту, обходя пирамиды и стоянки хранителей стороной. И всё же ему самому было любопытно, кто и зачем покушался на лидеров хранителей, да ещё как раз во время захвата пирамид. «А если что-то пойдёт не так, то сдам Бродягу и скажу, что за этим и шёл» – решил Странник, подумав, что не мешало бы подстраховаться на всякий случай.
В оплоте людей оказалось немного. Значительное количество накануне переселилось к пирамидам. Десяток стражей как обычно располагались на пограничной стене. У входа в бункер совсем никого не было. И даже у двери Осириса никто не дежурил. «Похоже, тут теперь считается абсолютно безопасно, ведь наши контролируют практически весь остров» – решил Странник. Ему почудилось, будто откуда-то из глубины доносится чей-то крик. Странник прислушался. Показалось? Едва ли. Он был уверен, что кричал человек, и этот крик был полон боли и отчаяния.
Странник двинулся по слабо освещённому кольцевому коридору по левой стороне. Миновал наглухо закрытый склад, ворчливый кладовщик давно спал. Остановился перед массивной металлической дверью, за которую прежде не заходил. Чуть дальше располагались жилые помещения, и плавно поворачивающий коридор возвращался обратно к комнате Осириса и выходу. «Похоже, мне сюда» – подумал Странник. Коснувшись холодной двери, он на секунду задержался, чувствуя, что входить туда ему не хочется. Его откровенно пугало то, что он мог бы там увидеть. И хотя в воображении не возникало ничего конкретного, разум сопротивлялся и требовал повернуть назад. И всё же Странник открыл дверь. Медленно, чтобы случайно не заскрипела. За ней вниз уходила лестница, в её конце виднелась чуть приоткрытая такая же дверь, за которой подрагивал тёплый свет от свечей или факелов.
Выключив фонарь, Странник начал осторожно спускаться. Ступая как можно тише, он незаметно подобрался и глянул внутрь. Сначала его взору предстал столик, на котором лежал серый платок. Серый, но не чёрный. И в каких-то пятнах. Через мгновение Странник понял, в каких. Меняя угол обзора через узкий дверной проём, он заметил далее на столике какие-то инструменты. Кажется, они были в крови. Дальше смотреть уже не хотелось, и всё же он заглянул, и увидел человека в кресле, прибитого к нему в разных местах какими-то железяками. Странник отшатнулся. Зрелище было неприятным. И тут он услышал голос Пастора:
– Итак, неверный, у тебя осталась возможность для последнего слова. Покайся, и быть может Азария отпустит тебе грехи, чтобы твой дух мог обрести покой.
Пленник ещё был жив, но явно ненадолго. Его голос дрожал и, казалось, он вот-вот испустит дух:
– Я… всего лишь хотел… помочь своей семье… У нас дома эпидемия, я даже не могу вернуться… но Фантазия могла бы…
Теперь заговорил Осирис:
– Путь к Фантазии открывается лишь избранным, и не всегда при жизни. Будь ты достоин и цель твоя стоящей, то тебя мог бы ждать успех. Но ты не дошёл. А значит желание твоё незначительно и не достойно существовать, как и ты сам. Дарую тебе последнюю минуту жизни, чтобы помолиться напоследок.
Странник попятился. Стараясь даже не дышать, он поднялся наверх и начал медленно прикрывать за собой дверь. За миг до того, как она плотно закрылось, ему показалось, что он услышал тяжёлый удар чем-то острым. Прекрасно понимая, что пленника только что добили, Странник поспешил убраться отсюда. Ему становилось страшно в этом мрачном бункере, даже воздух стал словно очень душным.
Когда он вышел наружу, на свежем воздухе ему стало легче дышать. Стараясь не спешить слишком и не привлекать внимания, он вышел за стену и поспешил пересечь заброшенный город.
Бродяга ждал на своём месте и вопросительно уставился на Странника при его появлении.
– Что-то ты быстро… уж не передумал ли? – подозрительно спросил он.
– Нет, я выполнил твою просьбу, – ответил Странник. – Пленник мёртв. Надеюсь, мы теперь в расчёте, и я могу идти. Мне не нужны неприятности.
Голос странника подрагивал, но не только от быстрой пробежки. И Бродяга это явно заметил.
– Честно говоря, я иного и не ожидал. И я хотел на самом деле не узнать это. А чтобы именно ты сходил и… может быть чего увидел или услышал… не для меня, а лично для себя.
– Издеваешься? – возмутился Странник. – И чего же ты хотел? Чтоб я боялся своих наставников, чтоб на жестокость посмотрел? Или чтоб я усомнился в том, чему служу?
– Но ты и так сомневался, разве нет? И ты сам говорил, что потерял память. И вот где-то там, глубоко в ней и скрыты твоя истинная цель и смысл.
– Всё, хватит! – прервал его Странник. – Я сделаю вид, что ничего не было. И давай впредь не создавать друг другу проблемы. Варвара назначили командиром у большой пирамиды, а я, возможно, буду его заместителем. Так что больше не докучай мне, и я тоже не буду создавать тебе проблемы.
Странник отвернулся и хотел было уйти, но Бродяга задержал его со словами:
– Постой секунду. Я надеялся, что обойдётся без этого, так что извини заранее…
– За что ещё? – не понял Странник.
Едва он обернулся, как успевший внезапно подойти Бродяга (И когда успел? Вечно только на своём бревне сидит) ткнул его прямо в лоб чем-то тонким, вроде иглы…
Странник вскрикнул и упал на колени. Укол был болезненный. И голова моментально пошла кругом, в глазах потемнело, ноги не держали, в ушах звенело… В следующее мгновение тело полностью отключилось, и осталось лишь сознание и… память! Жизнь пролетела перед его глазами. Подземный город под горой и его жители, друзья и близкие Олвина. Его робкий друг Том, Кристина, Элли и её консервативный отец-мэр, надоедливая банда «пещерные змеи», инцидент с последним походом отцов Олвина и Кристины, бегство вместе с ней, а затем её гибель… Знакомство с новым миром и его людьми… ловкая Стрелка и её деятельный отец… он шёл за ними, и тогда…
Ощущение реальности возвращалось. Проведя ладонью по лбу, он обнаружил, что не ранен. Что это с ним такое сделал Бродяга? Поднявшись на ноги, он увидел его перед собой, настороженного и выжидающего. Видимо он сам не был уверен в эффекте того, что сделал.
– Спокойствие и без резких движений, – на всякий случай сказал Бродяга. – Надеюсь, тебе сейчас станет полегче…
– Мне… мне уже легче. Меня зовут Олвин, я всё вспомнил! Я из подземного города под горой, я сбежал оттуда, чтобы отца найти! А потом почему-то оказался здесь без памяти…
– Потише, успокойся немного. Похоже, память к тебе и впрямь вернулась. Поздравляю с возвращением к самому себе, Олвин.
– Что ты со мной сделал? И как мне теперь благодарить тебя?
– Это была всего лишь частица могущественного артефакта, который называется «роза ветров». Но даже его осколок обладает уникальными свойствами. Теперь его больше нет. Артефакт этот бесценен, целого нет ни у кого. Считай, что этой мой тебе подарок. Он мне достался от Знахаря, и он хотел, чтобы я применил его для благого дела. Вот момент и настал. И похоже, что я был полностью прав на твой счёт.
– Это так. Прости, что я себя так вёл…
– Это не твоя вина. Эти Осирис и Пастор не простые люди, они обладают особым даром внушения. А теперь они активировали пирамиды, излучающие особые волны, укрепляющие контроль над своими людьми. Остальным же приближаться к этим излучателям чрезвычайно опасно.
– Фантастика какая-то… И я принимал в этом участие.
– У тебя не было выбора. А устройства эти вполне материальны и реальны. И теперь их действие распространяется почти на весь остров.
– Что ж… теперь уже ничего не исправить… Я… Мне надо бы дойти до некого купола… Я должен найти Левшу и Стрелку, они могут знать, где отец.
– Хм, до купола отсюда путь не ближний. О Левше я знаю, это лидер фракции рейнджеров. А кто твой отец?
– Маэстро. Мы шли по его следу, прежде чем со мной случилось это… Я знаю лишь то, что он со своими людьми хотел попасть к Фантазии. То есть, видимо, как раз туда…
Странник с тоской посмотрел в сторону заброшенного города, позади которого был оплот и дальше долина…
– Туда сейчас в одиночку соваться не думай, – сказал Бродяга, видя ход его мыслей. – Что касается Маэстро… я такого человека лично не знаю, но слышал о нём. И слышал о неком походе сюда. Тогда вокруг этого дела много шума потом было и слухов. И, кажется, там как раз фигурировал человек по имени Маэстро. Но меня тогда здесь не было, те события были два года назад.
– Что?! Два года? Но я здесь всего около недели, кажется…
– Уж не знаю, что с тобой приключилось. Но я примерно полтора года назад пошёл к Знахарю в ученики. И ни о каком Маэстро я здесь никогда не слышал. Так что суди сам…
– Эх… мне бы тогда хотя бы Левшу увидеть, может он что знает. Они были знакомы.
– Как я уже сказал, путь не близкий. Шторма давно не было, а значит может прийти со дня на день, и если застанет тебя в пути, тебе конец. Лучше всего тебе пока укрыться у Знахаря и переждать шторм, но ты можешь здесь застрять на какое-то время.
– Это ещё почему?
– Ах да, ты же у нас из-под горы и мало что знаешь. Видимо и шторма ещё не видел. Это явление охватывает сразу всю планету и после него многое меняются. Аномалии могут менять расположение, появляются артефакты, неведомо откуда приходят новые существа. И тайные тропинки между островами тоже могут открываться и закрываться, а так же перемещаться. Такие вот дела. Сам же шторм представляет собой страшнейшее стихийное бедствие, никто из попавших под него ещё не выжил, так что под него лучше не попадать, а при первых признаках искать надёжное укрытие.
– И что же мне делать?
– Дай подумать, – Бродяга начал расхаживать из стороны в сторону. – Вообще-то есть одна идейка. Есть у меня информация от, скажем так, благодарных пациентов, что хранители пользуются особо секретными тропинками, о которых многие даже не подозревают. Они после шторма тоже меняются, но пока ими можно воспользоваться, если знать, где искать…
– И что же мне, пойти и спросить у Осириса?
– Хм… практически. У него в комнате должна висеть доска, на которой он мелками делает пометки о тайных тропах после каждого шторма. Я дам тебе фотокамеру для наручного компьютера, сделай снимок и возвращайся. Записи наверняка замудрёные, но Знахарь разберётся, я думаю.
– Эх.. любишь ты гонять меня по несколько раз.
– Не мне же идти. Мне по договору позволено находиться на острове только здесь, а тебя там пока ещё за своего принимать будут. И пирамиды теперь не дадут пройти чужаку. А у тебя ещё какое-то время должен сохраняться иммунитет от розы ветров. Кстати, мне это время не известно, так что лучше поспеши. Бери вот и в путь.
Бродяга отсоединил от своего наручного компьютера миниатюрную камеру-глазок и помог установить в компьютер Олвина. Как оказалось, у него в корпусе имелась для этого специальная ячейка, закрытая заглушкой.
– Вот и всё, – удовлетворённо сказал Бродяга. – Наведёшь, кнопку нажмёшь и готово. Камеру потом мне назад вернёшь. Надеюсь, у тебя получится. До сих пор тебе фантастически везло.
– Это точно, – согласился Олвин. – Надеюсь, ещё не иссяк запас везения. Ладно, я скоро вернусь.
И Странник, а теперь уже снова Олвин, вновь отправился в путь, подумывая, что очень уж часто начал совершать пробежки через весь остров. Он надеялся, что это в последний раз.
К Олвину не только возвращалась память. Он вновь начинал иначе видеть мир, подмечать звуки, запахи, детали... Прежде он не обращал внимания, что через центр города тянется длинный пересохший канал для воды, описывая плавную кривую между пирамидами. Этот канал нередко проходил под домами или мостиками, и, возможно, и впрямь был неприметен с первого взгляда. Оттуда странно веяло сыростью и ржавчиной, и Олвин решил в него не соваться, хоть и прикинул, что в случае чего в нём удобно скрыться.
Луна светила в полную силу на безоблачном небе, и ночь начинала клониться к утру, когда Олвин вновь подошёл к оплоту. За прошедшие несколько часов там ничего не переменилось. Никто не обратил внимания, как он спустился в бункер и остановился перед комнатой Осириса. Сделав глубокий вдох, Олвин толкнул дверь и шагнул внутрь. Сердце слегка ёкнуло – Осирис был здесь и сидел перед камином, что-то просматривая в наручном компьютере. Повернув голову, он спросил:
– Чего хотел, Странник?
Олвин впрочем предполагал такой вариант и заранее подумал о том, что скажет:
– Доброй ночи, мастер. Да я решил артефакты поискать, оказался поблизости и подумал зайти. Хотел спросить, нужно ли нам ожидать новых неприятностей. Вдруг вы чего узнали от пленника? Конечно, если мне позволено знать…
– Твоё беспокойство похвально, брат. Но ждать беды больше не нужно. Весь остров теперь под надёжной защитой.
«Ещё бы, повключал свои пирамиды» – подумал Странник. Пробежавшись глазами, он обнаружил висевшую напротив камина настенную доску с какими-то записями. Стараясь не подавать виду, он сказал:
– Я вас понял. Я ещё хотел спросить. Варвар упомянул, что я так и останусь его помощником.
– Скорее всего. Мы это ещё обсудим, но ты уже вскоре получишь ответ.
– Хорошо. Спасибо.
Олвин открыл компьютер и сделал снимок. И хотя лицо Осириса было под маской, он был уверен, что тот сейчас взглянул на него либо с удивлением, либо с подозрением.
– Варвар пишет, просит зайти, – сказал Странник, сделав вид, что читал сообщение.
– Тогда ступай, не подводи его.
Олвин поспешно вышел. Инстинкт самосохранения сейчас подсказывал ему убираться поскорее и подальше. «Вдруг не поверил? – думал он на ходу. – Но тогда почему не задержал?».
Как бы то ни было, он уходил и ему осталось сделать последний рывок через город в обход пирамид. И здесь не обошлось без сюрпризов. На полпути близ электрической лозы его внезапно окликнул Варвар:
– Эй, Странник! Много интересного нашёл?
– Нет, совсем ничего, – ответил Олвин.
– А я вот тоже решил пройтись. Подойди, тут в старом канале по-моему что-то есть. Ты бы проверил, а я прикрою.
Олвин приблизился к Варвару, стоявшему на краю старого канала, частично закрытого здесь старыми гнилыми на вид досками и брёвнышками, между которыми внизу виднелась лишь темнота.
– Я там ничего не вижу, тебе показалось, – сказал Олвин, глянув вниз.
– Сейчас увидишь.
Едва Олвин повернулся, как получил сильный удар в грудь, и полетел вниз, проломив трухлявое перекрытие. Падение на дно на миг выбило из него дух. Благо на голове был шлем – затылком он звонко ударился о камень. Сверху его присыпало обломками, на размякшее дерево почти не повредило ему, только взвесь грязной пыли повисла в воздухе, заставив закашляться. По глазам чиркнул яркий луч фонаря, и Олвин зажмурился, прикрыл лицо левой ладонью. Над ним стоял Варвар. Ситуация складывалась совсем печальная. Автомат лежал рядом, придавленный брёвнышком. Быстро не схватить. Да и Варвар уже держал его на мушке.
– Очухался, скотина, – сказал бывший напарник. – И что будем делать? Избавить тебя от мучений и сразу застрелить по доброй памяти?
– Варвар, не убивай меня! Это всё Бродяга! Я никому зла не желаю, мне бы просто уйти отсюда…
Олвин не на шутку испугался и быстро тараторил, что приходило в голову. После падения его правая рука очень удачно расположилась напротив кармана жилета, где лежал пистолет, подаренный Пастором при их знакомстве. Там всё ещё оставалось несколько патронов. И сейчас он понемногу тянулся к карману, не сводя глаз с Варвара.
– Бродяга, говоришь? – выражение лица Варвара внезапно приняло крайне озадаченный вид.
Наверху послышались голоса и шаги. Олвин уже было обречённо решил, что теперь ему точно конец, но внезапно Варвар погасил фонарь и шикнул на него: «тихо!». Несколько человек приближались. «Куда делся Варвар?» – спросил один. «Вроде бы в ту сторону пошёл проверить. Пошли тоже, может ему подмога нужна» – ответил другой. Хранители пробежали по самому толстому бревну над каналом. К счастью оно не проломилось, только труха сыпалась вниз от каждого шага. Когда люди удалились, Варвар включил фонарь и сказал:
– Я так понимаю, ты вспомнил себя?
– Да, это так, – осторожно ответил Олвин, выжидая, что будет, но уже догадывался.
– Что ж, Знахарь мне когда-то давно тоже очень помог, в те времена он ещё сам сюда захаживал. Я ему по гроб жизни обязан, так что было бы нечестно против его ученика пойти, да и вы с ним оба парни неплохие. Так что, как увидишь старика, передавай привет от меня.
– То есть, ты меня отпускаешь? – с облегчением спросил Олвин, поднимаясь и отряхиваясь.
– Да, только другим уж постарайся не попадаться. Считай, тебе крупно повезло, что Осирис не остановил тебя сам, а сперва спросил у меня, вызывал ли я тебя. Вот мы и вышли на перехват… Ты теперь уходи, да побыстрее. А я тут посижу сколько-то. Скажу потом, что ты меня сюда сбросил, лишних вопросов ко мне не будет. Иди через канал до конца, тебя так меньше шансов заметить по сигналу компьютера, а выключить его ты не сможешь, они у нас заблокированы, чтоб за своими следить можно было.
– Я понял. Слушай, Варвар. А что же ты сам не ушёл отсюда? Я так понимаю, они твой разум на поводке не держат. Может вместе уйдём?
– Куда? Да и зачем? – грустно усмехнулся Варвар. – Я здесь на хорошем счету. Командиром вон назначили, я сейчас практически сам себе хозяин буду. Да и староват я уже становлюсь бегать… А там у меня столько врагов, что ты и не представляешь. Мне и дня не прожить будет. Некуда мне идти, Странник.
– Ясно. Жаль, конечно, но ладно…
– Погоди ещё минутку. Раз ты уходишь, просьба к тебе есть. Была у меня когда-то другая жизнь и семья. Рассказывать не буду, не хочу память ворошить. Где-то там ещё должна быть жива моя дочурка. Я её уже лет двадцать не видел, выросла она и, должно быть, плохо меня помнит, но сердцем чую, что она жива. Если однажды встретишь и поймёшь, что это она, ты ей передай… скажи, что я всё ещё люблю её, и очень сожалею обо всех своих ошибках.
Ни один мускул, казалось, не дрогнул на суровом лице, но в голосе звучала горечь и глубокое чувство вины.
– Вряд ли получится, коль не говоришь подробностей. Но если вдруг удастся, я сделаю.
– Спасибо тебе, Странник. Если получится и потом найдёшь способ сообщить мне об этом, считай я твой вечный должник. А теперь уходи побыстрее и береги себя.
– Ладно. И ты не хворай, Варвар. И… я рад был познакомиться.
Олвин протянул руку, и Варвар крепко стиснул её на прощание.
Подняв автомат, Олвин заспешил прочь, следуя совету и двигаясь по пересохшему каналу, размышляя на ходу, что очень уж нелегка жизнь в этом мире, но даже в самые трудные времена можно повстречать на пути хорошего друга и товарища.
Бродяга дожидался на прежнем месте. На сей раз он не сидел с безразличным видом, а беспокойно расхаживал по берегу. Завидев Олвина, он сам заспешил навстречу.
– Что, получилось? – взволнованно спросил он.
– Да, я сделал фотографию доски Осириса, – ответил Олвин. – Но они знают, что я ухожу. Мне кажется, надо отсюда убираться.
– Вот это не очень хорошая новость. Пошли быстрее. Мне желательно с тобой не засветиться, иначе потом и Знахарю хуже будет. Давай быстрее, за мной. Видишь вон старый причал? Там, где он обрывается, начинается тайная тропа в болотные топи. Там мы попадём к Знахарю. Пошли!
Бродяга побежал к старому ветхому причалу. Олвин поспешил за ним, не без опаски ступая по старому мостку. Казалось, скрипевшие под ногами доски вот-вот проломятся, и он провалится в воду. Но больше беспокоило и даже пугало не это. Олвин помнил, чем в прошлый раз для него обернулось подобное путешествие. Быстро шагавший перед ним Бродяга приблизился к краю и, казалось, следующим шагом должен был наступить на воздух и упасть в воду, но вместо этого пропал в кратковременной вспышке света. «Была - не была» – подумал Олвин и шагнул следом.
Только жители сайта могут оставлять комментарии.