Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
MEW
Антон Сбоев написал 23 сентября 2015 в 18:28 [изменен через 10 часов] [ Назад ]

МИСТ: туманный мир. Глава 8.

Новая глава продолжает грустную фантастическую сказку о приключениях в постапокалиптическом туманном мире, затерявшемся в созвездии треугольника... Первая глава здесь urban3p.ru/blogs/34846/ (и список глав в комментариях)

"МИСТ: туманный мир" (англ. mist - туман) - приключенческий научно-фантастический роман с элементами фэнтези, мистики и ужасов. Покрытая океаном и островами планета Мист в галактике М33 (созвездие треугольник) пережила глобальную катастрофу, в результате почти всё население погибло, климат претерпел беспорядочные перемены, а местами планету буквально вывернуло наизнанку, появились аномальные зоны и немыслимые существа. Потомки немногих выживших не знают причин произошедшего, а их главная забота - выжить сегодня, чтобы продолжить выживать завтра. Те, кому повезло, живут в подземном городе, изолированном от внешнего мира и жестокой разгневанной природы. Лишь единицы отваживаются на свой страх и риск иногда выходить наружу для добычи ресурсов, поддерживающих стареющий город. Один из жителей начал преследовать собственные цели в этих вылазках и пытаться найти способ сделать жизнь на планете более благоприятной. Однажды он ушёл внезапно и пропал. И тогда его сын решается отправиться на поиски отца.


Image

Глава 8. После шторма.
Обычно больше всего разрушений приносят деревья.
Они умирают, и ветер вырывает их с корнем.
Видимо, таким образом природа периодически наводит у себя порядок.
(Стивен Кинг. Туман)




Олвин приоткрыл глаза. Шторм был в самом разгаре, вероятно в своей наивысшей фазе. Вздремнуть удалось всего несколько минут, но и этого сейчас казалось достаточно. Снаружи доносилась смесь звуков, из которой уже сложно было выделить порывы ветра, дождь, гром или дрожь земли. Всё слилось в единый протяжный рёв небес и земли, а затем он стих после достижения наивысшей отметки. И всё прекратилось, необычайно быстро, даже подозрительно.
– Всё, кажется, – сказал Левша, отрываясь от работы. – Да и шторм похоже прошёл. В общем, ты теперь зарегистрирован в сети как Странник и входишь в «рейнджеры». Можешь носить синий платок. В настройках системы есть переключатель. Если тебе вдруг зачем-то понадобится сменить метку на хранителя, просто переключи режим. И ещё, я подумал, ты будешь не против, и конечно не мог не глянуть на карту... Я пока не представляю, когда и как это может пригодиться, но подобного рода сведения бесценны. Ещё ни у кого не было карты территории хранителей.
– Я-то не против, друзья отца – мои друзья, – ответил Олвин. – Да и вы тоже мне помогаете. А карта ещё действительно пригодится. Возможно, я туда вернусь. Я хочу узнать точно, что случилось с отцом, и какие цели он преследовал...
– Многим уже года два это любопытно, – сообщила тихо появившаяся в дверях Стрелка. – Большинство считают, что искатели просто погибли. А кто думают иначе, только гадают и фантазируют.
– Пока я не узнаю точно, что отец погиб, я не буду верить слухам и вымыслам, – возразил Олвин. – Правда, я и не знаю, с чего мне вообще начать поиски.
– А ты не спеши понапрасну. Поживи пока тут, освойся, – предложил Левша. – А там глядишь, может быть, познакомишься с нужными людьми, где-то что-то узнаешь, что даст тебе какие-то зацепки. Жизнь, она скупа на дары, и не разбрасывается ими слишком часто. Важно не упустить их и правильно ими распорядиться. И поверь, спешка тебе в этом уж точно не помощник.
– Не люблю я просто так ждать… Но вы правы, – согласился Олвин. – Да и в любом случае мне бы пока немного залечь на дно. Очень уж меня не хотели эти ребята отпускать, и чувствую, что просто так они не отстанут. Хотя у меня есть надежда, что все вчерашние преследователи мертвы, и Осирис с Пастором не узнают, что я сейчас тут.
– Это наверняка. Ведь шторм начался, едва ты пришёл, – заметил Левша. – Ещё пара минут, и ты сам бы погиб. Но всё же соблюдать осторожность и впрямь стоит.
– Хорошо, это понятно. Теперь мне надо решить, где жить. Да и работу какую-то найти, а то двенадцати монет, чувствую, мне надолго не хватит.
– Работу мы тебе найти поможем. А с жильём тебе повезло, ведь здесь дом твоих родителей, и его никто не успел занять за прошедшее время, – припомнил Левша.
– Можно сходить и посмотреть, – предложила Стрелка. – И ещё бы его кто-то занял, Маэстро же после ухода подбросил ключ нам под дверь. Сейчас поищу его.
– Неужели он чувствовал, что не вернётся? – невесело произнёс Олвин.
– Это уже предстоит выяснять, – ответил Левша. – В общем, ты давай здесь осваивайся и пока не суетись особо. Если что-нибудь по твоей теме всплывёт, то сообщу. Людей у нас тут много, как своих, так и приходящих, а с ними и самая разная информация иногда поступает.
Стрелка тем временем порылась в шкафу и достала крупный стальной ключ.
– Вот и он, – радостно сообщила она. – Пошли, посмотрим.
Подхватив рюкзак и автомат, Олвин вышел вслед за ней. Погода снаружи уже наладилась, оставив от недавнего сурового шторма лишь редкие облака.
Наконец-то Олвин смог увидеть город под куполом. Он имел выраженную звездообразную структуру: всего его улицы направлялись от окраин к центру. Значительная область в центре, составлявшая не менее полвины диаметра территории, была окружена бревенчатой стеной, не столь внушительной, как внешняя, но всё же просто так там явно не позволяли разгуливать.
– Неплохо тут у вас, – заметил Олвин. – А что это там в центре? Зачем такая стена?
– Садовые участки там, – ответила Лина. – И святая святых парочки гениальных садоводов. В общем, важная часть жизнеобеспечения города.
– А много здесь жителей?
– Около двухсот постоянных жителей и около сотни гостей может присутствовать. Это одно из самых больших известных поселений.
– Понятно. В моём прежнем доме от работы теплиц тоже многое зависело. А здесь наверняка ещё немало интересного. Покажешь всё?
– Наверное, чуть позже. Ну, если ты только не хочешь отложить визит в родительский дом, ведь он прямо напротив нас.
– Да ну?
Олвин перевёл взгляд. Дом перед ним, как и многие дома вокруг, был построен из невзрачных серых кирпичей, но был весьма крепкий на вид, с двумя этажами, хотя и не очень большой по площади. Поскольку территория под куполом была ограничена, все дома здесь были по возможности компактными, что компенсировалось вторым этажом, и наверняка подвалом. Небольшой участок вокруг дома окружал старый деревянный забор, за которым виднелись соседние дома и ряд домов на параллельной улице. «Ремонт здесь бы не помешал» – подумал Олвин, толкнув калитку. Та отворилась. Глянул с другой стороны – засов был цел, просто не заперт. На всех окнах опущены ставни.
– Заглянем внутрь? – предложила Лина.
Не дожидаясь ответа, она открыла дверь ключом. Олвин включил фонарик, осветив коридор. Дом внутри был похож на жильё Левши и Стрелки. В прихожей по аналогии виднелись две двери в комнаты и лестница на второй этаж, а под лестницей люк в подвал. Олвин нажал примеченный выключатель на стене. Ничего не произошло.
– Должно быть, общий рубильник выключен, – предположила Лина. – Где бы он мог быть?
Олвин заглянул под лестницу и обнаружил его там на стене.
– Это было не сложно, я бы его здесь и поставил, – сказал Олвин, включая освещение. – Кстати, а откуда здесь берётся электричество?
– От водяного генератора, – ответила Лина. – Через весь город протекает река, увидишь потом. В месте её входа построен пруд, из которого вода попадает в генератор и вращает его. Далее вода разносится по городу. Всё просто.
– Да, – согласился Олвин. – И несколько надёжнее, чем геотермальный генератор в городе под горой. Ладно. Надо бы посмотреть, что тут и как.
– Ты не против, что я тут с тобой хожу?
– Знаешь ли… Ты с отцом мне почти как родственники теперь, а от моей прежней семьи ничего не осталось. Я доверяю вам полностью.
– Правда? Что ж, смотри в общем, тут планировка вполне типовая. Ближе к входу обычно гостиная, которая в домах разных умельцев так же бывает рабочей комнатой, а ближе к лестнице кухня. А наверху две жилые комнаты. В подвале хранят припасы. Вот так как-то. Осталось посмотреть, что тут по факту. Быть может какие-то полезные вещи остались.
Олвин открыл дверь на кухню. Ничего особенного. Печь, стол с лавкой и немного металлической посуды в шкафу. В соседней комнате было интереснее. Там имелся стол с табуретками, диван, отдельное рабочее место с компьютером, верстак с разнообразными основными инструментами. Из стены, отделявшей эту комнату от кухни, выглядывала та же печь, и с этой стороны в ней так же имелась дверца – можно было топить и присматривать за огнём и в этой комнате. Кирпичная труба наверняка так же пересекала обе комнаты на втором этаже. Конструкция отопления обеспечивала равномерный прогрев дома. Затем Олвин заглянул в подвал. Но там были лишь несколько пустых бочек и ящиков. Это ещё раз подтверждало, что последний владелец дома, возможно, не предполагал возвращаться. Отбросив совсем не нужные сейчас грустные мысли, Олвин пошёл наверх.
Первая комната на втором этаже была вполне типичной для жизни пары человек. Большая кровать, шкаф для одежды, зеркало на стене, небольшой стол с настольной лампой и стулом. В шкафу обнаружилось немного одежды – простые штаны, да пара рубах. Вторая же комната оказалась интереснее. Она была переоборудована под хранение снаряжения. Стеллаж у одной стены и шкаф у другой были полупусты, но на полках нашлись материалы для снаряжения патронов и обрез двуствольного ружья с поясной кобурой.
– А это ещё что? – удивился Олвин.
– Обрез двустволки, – ответила Лина. – Полезная вещь, он ведь стреляет мощными патронами с картечью или пулей. Только отдача сильная.
В шкафу обнаружился удобный эргономичный рюкзак, камуфлированный защитный костюм, разгрузочный жилет и пара сапог. Несомненно, эти вещи принадлежали отцу.
– А вот это уже неплохо. Не забудь переодеться перед выходом, а то в костюме хранителей я бы по городу не бегала, – посоветовала Лина.
– Хорошо. Правда, я пока и не спешу никуда. Осмотрюсь тут ещё. Если конечно нет других предложений.
– Вообще-то после шторма у нас сталкеры выходят осмотреть местность вокруг города. Убедиться, что поблизости не вылезла какая-нибудь неведомая дрянь. Пока не будут проверены ближайшие окрестности, никто из жителей не сможет выйти за стену, а это парализует часть городской жизнедеятельности.
– А куда у вас тут ходят?
– Основных тропы две. Одна ведёт в шахту, где трудятся добытчики полезных ископаемых, а вторая на морской берег.
– Я бы не отказался убедиться в том, что мои преследователи мертвы.
– От них вряд ли что-то осталось.
– И всё же я бы посмотрел.
– Тогда собирайся. Я подожду внизу.
Лина вышла. Олвин переоделся в костюм, который пришёлся ему вполне впору и почти не был заношен. Особенно порадовали прорезиненные накладки на локтях и коленях – с такими куда комфортнее ползать по мокрой земле, а так же высокие сапоги. Удобный вместительный рюкзак так же внушал оптимизм. Только бронежилета не хватало, но Олвин одел под разгрузочный жилет тот, что достался ему от хранителей.
Взяв с полки обрез, Олвин подбросил его, взвешивая. Открыл – оба ствола оказались заряжены. Взвёл курки. Всё работало. «В хозяйстве пригодится, сделаю потом ещё патронов к нему», – подумал Олвин, вешая обрез на пояс.
– Пошли, если готов, – сказала Лина, когда он спустился на первый этаж.
– Идём, – просто ответил Олвин.
Лина повела его к воротам. Выходившие на улицу местные обитатели с любопытством поглядывали им вслед. Олвин делал вид, что не обращает внимания.
– Похоже, тобой уже интересуются, – вполголоса заметила Лина. – Интересно, какая скотина уже проболталась…
– Надеюсь, ни у кого не будет из-за меня проблем, – тихо ответил Олвин.
– Следуй папиным советам. И всё будет нормально. А вот и наши сплетники…
За воротами на упавшем посреди тропы старом дереве сидели двое сталкеров. Один худосочный и с немного впалыми щеками, лохматый и слегка угрюмый. Кажется, это именно он перед штормом пытался прогнать Олвина. Другой, с капюшоном на голове, смотрел себе под ноги, и разглядеть его толком не удавалось.
– Чего расселись? – спросила Лина.
– Сама видишь, чёртово бревно на дороге валяется, – буркнул лохматый. – Вот если кто третий поможет, можно попробовать убрать его с дороги.
– Ага, с корнем его прямо вырвало, сильный шторм был, – добавил сосед.
– Так давайте же попробуем, – вызвался Олвин.
Передав автомат Лине и сняв рюкзак, он помог столкнуть дерево в тянувшуюся вдоль тропы канаву.
– Ну, спасибо, мил человек, – сказал лохматый. – Я, кстати, Ворон. Надеюсь, ты не в обиде за вчерашнее.
– Только кто-то много болтает, кажется, – нахмурилась Лина.
– А я что? Я ничего, – насупился Ворон. – И почему сразу я? Там человек десять что-то видели и слышали. И всем интересно, кого это к нам принесло из тумана. Но я вижу сейчас, что вроде бы свой это. Только мы его не знаем. Так что любопытствовать будут.
– Наш старый знакомый. Помогал Знахарю на болотах. Его-то ты хоть знаешь? – придумала легенду Лина.
– Кто ж не знает Знахаря… Что ж, тогда ладно. В дела Знахаря лезть никто не будет. Но похоже на то, что нынче он себе нашёл проблем.
– Вот и славно, выяснили. А теперь мы пойдём, дело у нас есть.
Забрав вещи, Олвин двинулся дальше за Линой. Они пошли вдоль стены, мимо оврага, в котором недавно скрывался от погони Олвин. Погода стала пасмурной. Красное солнце скрылось за облаком, а за ним частично и синее. Над лесом начинала стелиться тонкая прослойка тумана. Во влажном воздухе ощущались запахи земли, хвои и гнилой древесины. Местами встречались вырванные с корнем старые мёртвые деревья.
– А часто ли бывает шторм? – полюбопытствовал Олвин. – Это первый, что довелось мне увидеть.
– Не увидеть, конечно, – поправила Лина. – Увидевшие его рассказать об этом уже не могут. А бывает он, когда как. Может случится через неделю или через месяц. Некоторые умельцы делают прогнозы, но они не всегда сбываются. Но за день до начала предсказания обычно довольно точные. Если поступает сообщение, что будет завтра, то лучше отложить все выходы.
– Ясно, буду иметь в виду.
Сняв с плеча винтовку, Лина повела вверх по склону. Олвин в суматохе погони не запомнил точное направление, но, кажется, откуда-то с той стороны его обстреливали. Через пару минут перед путниками предстала необычная и пугающая картина. Они вышли в образовавшуюся посреди леса неглубокую, но выраженную воронку, словно вмятину в земле. Деревья здесь были повалены и обожжены – их ветви сгорели, лишь чёрные и ещё дымящиеся стволы остались. Трава вокруг так же превратилась в пепел, став большим чадящим пятном. И здесь в беспорядке лежали или висели на стволах скелеты. Местами на них остались куски плоти или ошмётки сгоревшей одежды.
– Ну и зрелище, такого я ещё не видела, – поморщилась Лина. – Вот что бывает с теми, кто попадают под шторм под открытым небом.
Несмотря на то, что от увиденного бросало в дрожь, Олвин всё же приблизился к страшной братской могиле хранителей. Запищал детектор. Присмотревшись, Олвин приметил по периметру жуткого могильника несколько аномалий «воронка», а среди бурелома в нескольких местах поднимались тонкие струйки воздуха – без сомнения дремлющие «факелы». Приостановившись, Олвин заметил, как что-то блеснуло. На одном из поваленных деревьев висела разорванная цепочка, на которой сохранилась всего одна табличка. Олвин осторожно прошёл меж двух «воронок», провожаемый непонимающим взглядом Лины. Взяв табличку, Олвин прочёл: «если же предашь братство, то возмездие будет преследовать тебя до последнего вздоха». По коже пробежал мороз. Бросив табличку, Олвин вернулся к Лине.
– Ладно, пошли отсюда, – сказал он помрачневшим голосом.
Они выдвинулись в обратном направлении.
– Вот и славно, а то у меня мурашки по коже, – ответила Лина. – А что это ты там такое нашёл? А потом выбросил. Стоило ли соваться в новую аномальную зону?
Олвин молча вынул из кармана свои таблички с заповедями хранителей и протянул их Лине. Приостановившись, она прочла надписи на них.
– Там была последняя, – сказал Олвин. – Думаю, что как только они узнают, что я жив, то попытаются меня достать. А это лишь вопрос времени. Я наверняка видел слишком много лишнего, чтобы отпустить меня.
Лина вернула таблички, и они пошли дальше. Повисла молчаливая пауза, но всё же на подходе к воротам Лина сказала:
– Слушай, я, конечно, не могу представить всего, что ты пережил, но то, что ты сейчас здесь и в полном порядке – неслыханная удача. Так что не печалься зря. Могло быть намного хуже. А здесь ты в безопасности, никакие хранители сюда не сунутся.
– Надеюсь, что ты права, – ответил Олвин. – И ещё больше надеюсь, что мне не придётся долго задерживаться здесь без цели. Я должен найти отца, или хотя бы узнать, что с ним случилось.
У входа под купол собрались несколько людей с гарпунами и сетями. Вероятно, в ожидании завершения проверки тропы на безопасность. Олвин прекрасно помнил это странное разделение всех людей на тех, кто могут ходить по аномальным зонам, и тех, кто не выдерживают пребывание в таких местах. «Скорей бы дорожку проверили, после шторма могло моллюсков на берег выбросить, может и ловить ничего не придётся», – не терпелось одному из рыбаков. «Лишь бы не одна мелочь, как в прошлый раз», – ответил ему сотоварищ. «А что, мелочь хорошо в бар пойдёт на закуски маринованные, – не терял позитивный настрой первый. – Правда, посиделки в баре последнее время стали скучнее без гитары нашего маэстро». «Так ведь вчера вернулась Муза, и я только что видел их идущими в бар. Значит, вдохновение у него сегодня будет, как думаешь?» – спросил второй.
– Что вы сейчас сказали? – перебил Олвин взволнованно, не веря своим ушам. – Маэстро здесь? Я ищу его и должен срочно увидеть!
Рыбаки удивлённо переглянулись, и второй ответил:
– Да ты так не волнуйся, парень. Если ищешь, так считай, что уже нашёл. Я ж говорю, в бар он сейчас шёл, там его и найдёшь.
– Спасибо! – ответил Олвин, и заторопил Лину, выдвигаясь вперёд по улице. – Где этот бар? Пошли скорее!
– Бард тебе вряд ли нужен, – покачала головой Лина, следуя за ним.
– Что? О чём ты? – не понял Олвин, и спросил первого прохожего: – Где здесь бар.
– До конца улицы и налево. Первый раз что ли тут? – последовал ответ.
– Спасибо, – ответил Олвин, и ускорил шаг.
– Да постой ты, это не твой отец! – сказала Лина, поспевая за ним.
– Я должен проверить, – на ходу ответил Олвин.
Он вовсе не был уверен в такой внезапной удаче, но желал выяснить это как можно скорее, и тайно надеялся – а вдруг? Перешагнув порог большого двухэтажного здания с вывеской «Бар Реактор», Олвин попал в просторное помещение наподобие столовой. Посетителей было не очень много. Он быстро приметил в дальнем углу старого знакомого – Грибничка. К нему тоже были вопросы, но не первой на данный момент важности. Через пару столов от него сидели двое – человек в камуфляже и шляпе-панаме с низкими полями, скрывающими глаза, и девушка в камуфлированном плаще-пончо и прибранными под него каштановыми кудрями. К стулу мужчины была приставлена гитара, и Олвин решил, что это те, кого он искал. Приблизившись, Олвин неуверенно спросил:
– Э-э-э… Маэстро?
Тот поднял взгляд, и Олвин понял, что всё же ошибся. Конечно же перед ним сидел не отец. Молодой человек с короткими усиками и мечтательным взглядом ответил:
– Бард вообще-то. Чем обязан?
– Простите, ошибся, – безразличным голосом ответил Олвин.
– Я же говорила, – осторожно сказала ему Лина.
– Привет, Стрелка, – сказала ей Бард. – А что тут происходит и кто это?
– Это Олвин по прозвищу Странник, – негромко, чтобы не привлекать лишнего внимания, ответила Лина. – Он сын знаменитого сталкера Маэстро. Ищет его, а там местные тебя маэстро назвали, вот он и подумал…
– Разрази меня гром, вот так новость, – вмиг переменился в лице Бард, стащив с головы шляпу, чтоб получше видеть. – Слышал я, что у нашей легенды сын был, да не думал вживую увидеть. Да вы садитесь, в ногах правды нет. Смотри-ка, Муза, сын Маэстро, настоящий…
– Ты только тише говори, а то тут и так уже поползли не совсем желательные слухи, – предупредила Лина, отодвигая стул.
Без особой охоты Олвин сел. Делать теперь всё равно стало нечего.
– Так значит, ты ищешь отца? – уточнил Бард. – А давно ли?
– Стоит ли им рассказывать? – спросил Олвин Лину.
– Да, это хорошие люди, – ответила Лина. – Иногда ходят с нами в походы.
– Я и в походе с самим Маэстро один раз был! – добавил Бард. – Хотел потом вступить в его отряд, но он сказал, что для меня ещё рано и я должен набраться опыта и понять, чего хочу в этой жизни на самом деле. А потом искатели внезапно пропали. Я ведь знаю, куда они искали дорогу. Слышал обрывки разговора ночью в том походе. И ты знаешь… Я думаю, что не просто так они пропали. В смысле, что не могли они взять и погибнуть. По крайней мере, некрологов никто не видел, а ведь они всегда приходят, даже если запоздало. Ну а ты – давно ли пошёл отца искать?
– Два года назад, – ответил Олвин. – Хотя для меня прошла всего неделя. Но это слишком необычная история.
– А тут все истории необычные. Так ты расскажешь?
– Ладно, слушайте.
Олвин вновь пересказал свои приключения после выхода из подземного города. Бард и Муза слушали с нескрываемым интересом. Потом Бард спросил:
– И что дальше? Ты ведь всё равно будешь искать Маэстро?
– Я не успокоюсь, пока не выясню, что с ним стало, – подтвердил Олвин.
– А нас с собой возьмёшь? – внезапно напрямую спросил Бард. – Мы тебе пригодимся, поможем в поисках.
– Что ж, не вижу причин отказывать, – согласился Олвин. – Правда, я пока не знаю, с чего теперь даже начать. Но я пойду на поиски при первой же зацепке.
– Вот и славно, – засиял Бард. – Ты не пожалеешь. А зацепки наверняка ещё будут. Это же одна из самых легендарных историй. А теперь она продолжится… Даже не верится…
– Надеюсь, она будет не слишком грустной. А пока я бы ненадолго отлучился. Надо бы ещё кое-с кем поговорить.
– Конечно, как скажешь.
Олвин встал и направился к Грибничку. «Это всё просто невероятно, – донёсся из-за спины приглушённый голос Барда. – И, кажется, я придумал, как закончить ту песню, сейчас запишу». Завидев Олвина, Грибничок поднял мутноватый взгляд, доселе устремлённый в полупустой стакан.
– О, бывший Новенький вернулся, – задумчиво изрёк старичок. – Только имя теперь другое у него. Говорил ведь, что не долго былое имя проживёт. А Странник жив и невредим. Она любит смелых и благородных. Но наказывает, когда идут против воли её.
Олвин сел напротив него и спросил:
– Откуда вам известно моё новое имя? И… Вы с самого начала знали, как всё случится. Как? Кто вы такой?
– О чём знал? – не понимающе спросил Грибничок. – Я помню, как предупредил. Звезда летела. Был знак. Надо остановиться. Странник не послушался и попал в беду. Но Странник сильный и отважный, и вот он снова здесь…
– Послушайте, я не совсем полный дурак, – тихо, но настойчиво ответил Олвин. – Я сейчас пойду к Левше и всё ему расскажу. И тогда вам всё равно придётся всё объяснить.
Почуяв неладное, к ним подошла Лина и тихо сказала Олвину: «Отойдём на пару слов». Олвин нехотя встал и отошёл с ней в сторонку.
– Что ты от него хочешь? – тихо спросила Лина.
– Он знал всё заранее, – раздражённо ответил Олвин. – Он как будто вечно несёт непонятную чушь, но два года назад он предсказал всё, что со мной случилось, а я тогда не поверил, и… Этот мутный тип что-то скрывает.
– Так ты ничего не добьёшься, – вздохнула Лина. – Он и правда не в себе. Сколько себя помню, он всегда был таким. Никто точно не знает, откуда он взялся и когда именно вообще объявился, но Грибничок не опасен, в этом можешь не сомневаться. А ещё он иногда и впрямь может говорить необъяснимые вещи и, видимо, иногда может предсказывать. Никто не знает, отчего так. Одно только скажу тебе с уверенностью – зла он тебе не желал.
Помедлив немного, Олвин кивнул – да, мол, понял тебя – и подсел обратно к Грибничку. Лина тоже села за стол.
– Простите, я не хотел вас обидеть, – тихо сказал Олвин. – Но всё-таки, как вам удалось тогда узнать моё будущее?
– Когда летит звезда, надо смотреть и слушать, – пробормотал Грибничок себе под нос, поворачивая стакан. – Смотрящий увидит, слушающий услышит. Обычно она не говорит ничего. Но иногда можно услышать далёкий голос с небес. Красивый и строгий. А если знак какой будет, то будь внимателен. Проигнорируешь или не так поймёшь – и быть беде.
– Может быть вам ещё что-то известно? – спросил Олвин. – Что стало с Маэстро? Он мой отец, помните? Это очень важно, я должен его найти. Пожалуйста.
– Маэстро помню… Не знаю, – прерывисто произнёс Грибничок. По его лицу было похоже, что он силится что-то вспомнить, но всё без толку. Потом он посмотрел на Олвина честными глазами и сказал: – Маэстро вне досягаемости. Возможно, он смог дойти. Но теперь никто не знает. Путь не близкий, опасный. Но ведь Странник пойдёт всё равно?
– Я должен. Я не успокоюсь, пока не выясню, что хотел сделать отец и что с ним случилось.
– Друзья помогут, – добродушно ответил Грибничок, а потом посерьёзнел. – Но вы пока не представляете, через что хотите пройти.
– Примерно представляю. Я был там. В смысле, совсем рядом. Видел прямую дорогу туда. Думаю, вы понимаете, о чём я.
Грибничок не ответил, лишь допил свой стакан и уставился в пустое дно. Рядом подсели Бард и Муза с бутылью и стаканами на всех.
– Друзья, я наконец додумал свою песню, – радостно сообщил Бард, разливая ароматную жидкость вишнёвого оттенка с резковатым запахом и ягодными нотками. – Есть повод отметить это.
– А что это? – спросил Олвин.
– Лучшая настойка нашего бармена, тебе понравится. Грибничок, ты же выпьешь с нами? – Бард наполнил и его стакан. – Тост за успехи в наших странствиях. Пусть все дороги будут для нас открыты, а мы не отступим перед опасностями и тягостями пути.
Все дружно столкнули стаканы. Настойка действительно оказалась неплохой, очень ароматной и крепкой. Выпитое поселилось где-то в районе солнечного сплетения, и тепло стало медленно расползаться по жилам, а жизнь внезапно показалась не столь уж мрачной и беспросветно печальной. Бард взял в руки гитару, коснулся струн, и Муза запела под медленную душевную мелодию.

На поиск рассвета уйдём мы в закат,
В холодную осень, в дожди, в листопад.
Сквозь ночи и мглу, сквозь туман над землёй
Пусть каждый пойдёт за своею мечтой.

Найди в себе силы, пора в дальний путь.
Коль выберем курс, то с него не свернуть.
Пространство и время мы вместе пройдём.
Фантазии наши мы вместе найдём.

Мы дом покидаем, уют и покой.
Ночлег у костра стал для нас как родной.
Осталось нам лишь в темноте не робеть,
Рассвета дождаться и песню допеть.

Найди в себе силы, свой страх одолей.
С тобою друзья, вместе нам веселей.
Пространство и время мы вместе пройдём.
Фантазии наши мы вместе найдём.

Пусть трудно в пути, не грусти никогда.
Опасность и сложности будут всегда.
Над пропастью будешь – смотри, не зевай,
Вдруг друг там сорвётся? За руку хватай!

Найди в себе силы, печали забудь.
И с верного курса не вздумай свернуть.
Пространство и время мы вместе пройдём.
Фантазии наши мы вместе найдём.

Веди нас, дорога, для нас ты одна.
Нам светит в ночи путевая звезда.
Пространство и время мы вместе пройдём.
Фантазии наши мы вместе найдём.

Конец 8-ой главы.
MEW
Антон Сбоев MEW написал 25 сентября 2015 в 02:33 [исправлен через 12 секунд]

Электроная книга.

Image
МИСТ - повесть 1 (fb2, docx, pdf, txt) - в разных форматах для чтения на любых устройствах. Во всех кроме txt работают оглавления. Первая повесть включает первые 8 глав истории с небольшими редакторскими правками, которых нет в онлайн публикациях.
Hein
Хейн Hein написала 27 сентября 2015 в 21:21 [исправлен через 23 секунды]
Честно сказать, читать все я поленилась, так как наткнулась сразу на эту главу - но в любом случае, касаемо оформления хочу посоветовать разбить текст на абзацы: так он просто нечитабельный, да и сплошных диалогов слишком много.
+7
Ссылка | 1 отв.
MEW
Антон Сбоев MEW написал 28 сентября 2015 в 12:47
Hein: тут просто не сохраняется отступ красной строки. Существующие 8 глав проще скачать vk.com/doc-71595143_420849500 и читать в любом из удобных форматов (fb2, docx, pdf, txt), там так же и оглавления работают (кроме txt конечно).
Только жители сайта могут оставлять комментарии.