Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
Kley
написал 1 апреля 2009 в 11:00 [изменен через 10 минут] [ Назад ]

Записки чернобыльского бомжа

Сергей курил в туалете, глядя в окно, которое выходило на полковой плац. Апрель заканчивался, было тепло, распускалась листва. В открытую форточку дул теплый ветерок. Весна пришла, дембельская весна. Вдоль высокого забора промчался пассажирский поезд, вот и меня такой же скоро увезет домой. Через месяц, максимум через полтора. После майского «усиления» уйдет первая партия, это 12-15 мая. В число первых я не попаду, трое суток одиночки и мелкие залеты не позволят, а во вторую партию, есть шанс попасть, если забудут губу и вспомнят год комсомольского секретариата роты. Тогда в конце мая буду пить водку дома. Накрайняк 10 июня, уж до полуночи 31 июня вряд ли будут держать, не такой уж я злостный хулиган, хотя…, да хрен с ними, один хер через два месяца буду дома. Если не произойдет ничего сверхъестественного, война мировая начнется, к примеру, или еще какая ни будь пакость не приключиться. Докурив и еще раз взглянув на весну, Сергей пошел в роту.

Он сделал всего пару шагов с позитивными мыслями, как на тумбочке у дневального запищал тревожный пульт обратной связи. Сергей рявкнул на молодого чурбана, стоявшего на тумбочке: «Х*ль вылупился, нажми кнопку подтверждения!» - и спокойно пошел в сторону ружпарка. Черножопый нажал на кнопку и тут же зазвенел душераздирающий звонок тревоги. «Рота в ружье!» - гаркнул дежурный по роте, открывая оружейную комнату. Серега спокойно зашел в оружейную, по пути расстегнув верхние пуговицы «хб», взял свой АК-74, засунул магазины запазуху, снаряжение и противогаз зажал подмышкой, пошел на плац строиться. А полк сотрясался от звона тревоги, топота солдатских сапог, рева выезжающей техники. Через некоторое время весь полк стоял на плацу в ожидании приказа на посадку. Сергея беспокоило то, что милицейский батальон тоже поднят по тревоге, на учебную тревогу это не походило. Ой не к добру! После докладов и небольшого офицерского совещания дана команда подняться в роту, где сразу же построение. Водилы тоже пошли к себе, технику не загоняют, точно что-то случилось. Наверно какие нибудь конвойники начали справлять Первомай, перепились, перестрелялись, а выжившие, прихватив караульный боезапас, вдарились в бега. Построились, ротный отдал приказ: вторая боеготовность, оружие и всю **алу под койки, расположение роты ни кому не покидать, вопросы? Естественно вопрос один – чо случилось? Массовые беспорядки в Гомельской области и пошел в штаб.

Прошло два дня. В принципе не хуево, чистка оружия да политзанятия, ни кто не до**ывает, так можно и до дембеля просидеть. Офицеров перевели на казарменное положение, они явно чем-то озабочены, постоянно о чем-то шушукаются. На политзанятиях наконец разъяснили ситуацию. На Чернобыльской АЭС произошла авария, имеются массовые беспорядки в некоторых населенных пунктах, на ликвидацию этих беспорядков вечером выдвигается милицейский батальон. Наш полк пока в резерве. После ужина менты стройной авторизованной колонной отправились в сторону Гомельской области. В тягостном ожидании прошло еще несколько дней. По телевизору – минимум информации, офицеры – тоже ни чего не говорят.
Тринадцатого мая, с утра, офицеры по очереди стали съ**ываться домой, к вечеру все вернулись и после ужина наш полк отправился на помощь уехавшим ментам.
Колонна двигалась всю ночь. Остановились лишь единожды, к единодушному одобрению личного состава, после чего все придорожные кусты были загажены до безобразия. Следующая остановка произошла на въезде во всемирно известный город Бобруйск. Если бы Серега знал, что за город находится перед ним, он непременно бы сорвал дорожные знаки начала и конца этого населенного пункта, на память. Но тогда он понятия не имел о контркультуре и фраза «в Бобруйск, животные» вряд ли имела для него хоть какое-то значение.
Тут, в Бобруйске, обстановка стала проясняться. Начальник штаба объявил, что массовых беспорядков нет, и нам предстоит задача по поддержанию правопорядка в зоне выселения. По сему, кроме саперной лопатки, нам ни какого оружия не надо. Сданное оружие погрузили в машину, придав караул для охраны, отправили назад в часть.

Вновь погрузившись на транспорт, двинулись дальше. За день опять останавливались единожды, в поле, где не было кустов, отчего был абосран и абоссан довольно продолжительный участок кювета. К вечеру прибыли на первое место дислокации. Остановились в школе. Наконец-то отужинали сухим пайком. На вечерней поверке раздали респираторы, пояснили, что вокруг радиация и чтобы уменьшить ее попадание в организм вместе с пылью, лучше их носить постоянно. Менять их будут часто. Весь строй тут же напялил это изделие. Картина получилась комичной. В дальнейшем эти респираторы постоянно болтались на шее и применялись для сокрытия устойчивого запаха алкоголя от командного состава. Курили перед сном молча, Сергей думал, что сверхъестественное все-таки произошло и ни чего хорошего в этом нет. Вспомнились документальные кадры атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, подумалось, что через какое-то время и он будет умирать в таких же страшных мучениях. Короче, полный пи**ец. Отбивались на матрацах, положенных на голом полу в спортзале, классах. Наконец-то были сняты сапоги, портянки да и одежда, оттого наверно спалось крепко и безмятежно. Следующие пару дней налаживали быт, ни куда не выезжали, все что нужно подвозили на машинах. Поставили койки, построили уборную, душевую (помывка стала почти ежедневной), развернули полевую кухню (хоть жрать нормально стали). В итоге оказалось, что все это не для нас, тут остается первый батальон, а мы передислоцируемся в другое место. Стали менять «хб» каждые три дня.

С утра мы переехали в Савичи, уже точно наше месторасположение, второго батальона. По той же схеме обустраивали быт, уже тройку дней. И вот забытый уже развод и первое выполнение поставленной задачи.
На нашем участке, по периметру зоны стояли заслоны гражданских мусоров, мы их должны заменить. Посты, которые находились на трассах, находили быстро, а вот те, которые находились в отдалении от этих дорог, пришлось поискать. Весна 86 была сухой и теплой, от того пылища за зилком, стояла непроглядная. Респираторы применялись по назначению.
Отделение Сергея выгрузилось около обеда, взводный пообещал сменить через сутки. Заслон стоял на просеке, в лесу. Менты сказав, что по просеке налево и направо в семи-десяти километрах такие же заслоны, по дороге, за лесом выселенная деревушка, сели в уазик и не попрощавшись съ**ались. хрен ли с них возмешь – козлы.
Как младший командир, Сергей распределил сухой паек, составил устный график несения службы, отправился осматривать вверенный ему периметр. Попрыгав по пенькам на просеке, он решил, что тут можно проехать только на танке и основное внимание нужно сосредоточить на дороге, ведущую в деревню. Связи с внешним миром не было ни какой (элементарно в роте не было столько раций) и Серега, оставив вместо себя аварца прослужившего полтора года, отправился поглядеть, что там за лесочком.

Топая по пыльной дороге через высокий и уже позеленевший лес, его накрывало чувство нереальности. Вроде бы все было обычно, но что-то было не так. По дороге он вышел на пригорок, под которым лежала небольшая деревушка. Глядя на это безмолвие, Сергей стоял минут пятнадцать, пока не понял, что его так тяготило. Тишина. Неестественная тишина. Не было слышно привычных деревенских звуков. Петухи не кукарекали, собаки не лаяли, даже щебета птиц в лесу не было слышно, нигде не тарахтел одинокий трактор, и не было ни какого движения. Просто фотография. И такое безмолвие до самого горизонта. Ветер донес трупный запах. Из-за любопытства он пошел вниз к деревне. Запах усиливался. Ближе к деревенским огородам, не далеко от дороги, лежал труп теленка, привязанного к колышку. Привязанный и забытый хозяевами, он издох от недоедания, или же удавился на веревке от сложившейся стрессовой ситуации. Деревенька была мала и бедна, дома покрыта шифером и железом, а сараи все покрыты соломой, как в кино про революционную деревню. Дойдя до колодца с «журавлем», Сереге стало жутко, ни кошек, ни собак, ни вездесущих воробьев, он решил вернуться. По пути заглянул в пару огородов, аккуратные грядки еще не разродились всходами. Ладно хоть воду нашел.
Вернувшись, Сергей обнаружил, что Анвар, очень хорошо вжился в роль военноначальника, вот и славно. Пришла ночь и оказалось, что кем-то вырытая землянка совсем не пригодна для отдыха. Комары в ней гудели словно рой пчел. Спали кружком у костра. А ночи холодные, штоп**дец. Так и крутились с боку на бок как мясо на шампуре. Утром доели остатки сухпайка, стали дожидаться смены. Взводный не обманул, приехал вовремя, спасая нас от голодной смерти. Потрясясь еще несколько часов, заменяя посты, к ужину вернулись на базу. Помылись, пожрали, за**ись.
Ложась спать, подумалось, а что, ни**ево вроде, так можно еще немного послужить. К всеобщему неудовлетворению следующий день испортил настроение.
Часть 4 (Армейский долбо**изм)
После завтрака была поставлена новая задача. Руководство решило обнести Зону колючкой. Нужны столбы. Лесов в Бульбандии как грязи после дождя. Привезли двуручные пилы, топоры. Все тупое, как сами руководители. Пешим порядком отправились в ближайший лес, по дрова. Выбирались деревья определенного диаметра, по**ю какой породы. Было много сосен, пилить их тупыми пилами – можно **нуться. Тупыми топорами обрубать ветки и сдирать кору – можно **ануться еще раз. Дембеля начали бузить и требовать дембеля. Комбат, шкаф два на два метра, подполковник Тарасевич, по-отечески начал называть дембелей матросами (пошел третий год службы) и по-доброму стал просить – надо (никогда с ним такого не было). И предостерег, что за саботаж можно попасть под трибунал и тогда дембель - динамо. Всем хотелось домой и потому стали нехотя работать. План по лесозаготовкам был заоблачным и выполнить его было нереально. На следующий день развезли по постам, с приказом возле землянок построить смотровые вышки, метра три высотой. Приходилось работать, молодых было больше и нас с Анваром могли замесить и где-нибудь закопать, сказав, что мы съ**ались. Вышку оставили достраивать смене. Следующий день, опять лесозаготовки. Офицеров начали нестесняясь посылать на ***. Назревал хаос и бунт. В заслонах так же заставляли работать по обустройству. Зачастили проверки особистов. Многие рассуждали, а чем дисбат хуже.

Напряженная ситуация разрулились сама собой. Злосчастные столбы железнодорожными эшелонами вышли откуда-то из Сибири. К тому же правительство приняло решение о тридцатикилометровой зоне отчуждения. Нам предстояло увеличить число постов, взять под охрану вновь выселенные населенные пункты, а так же выполнять контроль над вывозом материальных ценностей из пустых деревень и поселков. Полк увеличивался за счет призыва резервистов (партизан). И мы снова меняли базу, эту оставляли «партизанам».
Опять школа, коек на этот раз не было вообще, матрасы на полу. Обустраивались очень медленно, так как на постах задерживались по два дня, а то и три, спали часа по три – четыре. На постах поспать, днем, не было времени, а ночью около костра на голой земле сильно не выспишься. Пришла пора первых потерь. Приехали медики, произвели визуальный осмотр тел и замерили какими-то дозиметрами щитовидки. Треть полка отправили в госпиталь, в том числе несколько дембелей.

Как-то вечером на посту готовились к ужину, разогревали тушенку на костре. Было темно, все сидели вокруг огня. Вдруг, со стороны деревеньки послышалось шуршание и возникло чувство, что на нас кто-то смотрит. Посветил фонариком в ту сторону. Метрах в десяти сидела стая кошек и собак. Голов пятнадцать облезлых и худых животных сидели и смотрели на нас. Причем молча, и не выказывали ни каких эмоций. Кто-то бросил кусок хлеба, он упал ближе всего к кошке, она стала его жадно поедать, другие звери молча продолжали смотреть на нас. Сергей предложил поделиться с братьями нашими меньшими, все согласились. Близко подходить не решились, ровненько вывали по полбанки тушенки и куску хлеба. Отошли костру, все стали ужинать. Кошки и собаки ели быстро и тихо, не толкались, не рычали и не шипели друг на друга. Съев все до крошки, они куда-то ушли. От этого зрелища всем стало жутко. Анвар сказал, что эти твари могут нас сожрать, поэтому он свои часы будет спать в блиндаже. Его сон приходился на утренние часы. Утром, когда уже все были на ногах, из землянки показался мой зам. Многие в детстве надували лягушек, ну соломинку в лягушачью сраку сунешь и через эту соломку надуваешь земноводное до состояния шарика. Вот такой прикол аварский бог сотворил с нашим Анваром. Его раздуло раза в два, глаз не видно, уши раздулись и неестественно торчали, выделяясь на фоне раздутой головы. Естественно все заржали. А аварец все: «А чо,а чо?». Зеркала ни у кого не было. К счастью, к тому времени на всех постах были рации, и в этот раз даже был сигнал. Сергей доложил, что бойца заели комары, срочно нужна помощь. Приехал ротный, видно было, что с бодуна, потому был зол и резок: «Выпить есть чо нибудь?» «Только самогонка» Ротный, выпив полстакана, так и не сменив настроения, увез моего заместителя.
Часть 5 (Пьянство)

Водки в округе не было. Как правило, ее привозили по заказу из Чернигова. Либо покупалась самогонка, денежное довольствие в те времена выдавалось регулярно, да к тому же зарплата увеличилась втрое. Но чаще алкоголь был халявным.
Стояли себе мирно на посту и подходит как-то бабушка. Такая типичная сморщенная, сгорбленная бабка с клюшкой и холщевым пакетиком.
- Сынки, мне бы в деревню пройти.
- Да нельзя ведь, бабушка, радиация.
- А мне только на хату поглядеть. Я бы и сама тропами лесными прошла, Ковпака еще в войну тут хавала, да вижу уж плохо, боюсь заблужусь. А я вам тут самогоночки принесла.
И достает аж трехлитровую банку. Раз такой поворот, ради бога, пошли бабушка, проводим до хаты, поможем донести чего. Хотя нам рекомендовали по деревням не шастать, так как помимо обычного мародерства участились случаи мародерства солдатского. Лучше деревни осматривать в бинокль и уж, Христа ради, ни чего не брать. Старались эти рекомендации выполнять. Тут случай исключительный. Дошли с бабкой до ее дома, она встала около калитки, поплакала минут пятнадцать и, не заходя в дом, пошла назад. Сердце сжалось в сострадании. В последствии многие стали за водку проходить в свои дома, забирали необходимое. Правда через пару недель местные власти стали давать официальные разрешения и за вещами приезжали на грузовиках и к нашему огорчению без бутылок. Но эти пару недель полк ходил строго в респираторах и в хорошем расположении духа. У каждого во фляжке плескалось алкоголесодержащая жидкость. Вот тогда я впервые познал похмелье.

Часть 6 (Блядство)

У Сергея был друг, Юра Руппель - немец, между ними часто возникали споры. Юра любил представлять, что было бы, если бы его предки победили в войне, на что Сергей гордо напоминал другу, что именно его дед пленил деда оппонента под Сталинградом. Иногда их споры заканчивались обоюдным мордобоем, но от того их дружба была только крепче. Друзья оказались в одном заслоне. Ближе к полуночи, с соседнего поста, по рации, поступило провокационное заявление, что у них есть женская особь и если кто-то желает воспользоваться ее дыркой, может прийти в гости. Друзей не испугала дяситикилометровая дорога, проверки и другие препятствия, желание кого нибудь вы**ать было нестерпимым. На соседний пост они побежали. Прибежав по**аться, их встретил замкомвзвод Бижиев, старший по заслону: «Камрады, а я пошутил!» Зря он так поступил, совместные занятия мордобития не прошли даром, и гнев их был яростным. Вскорости, Сергею, представился случай отомстить. Они с замком попали на один пост. Часто бывало, что граница Зоны проходила рядом с невыселенными деревнями, тут есть радиация, а через пятьдесят метров ее как бы нет. И тут рядом с постом живая деревни. Ближе к вечеру, Сергей вместе с Эдиком Шалласуевым отправились с разведкой в село. Ну там хавчика раздобыть, выпить. В одном доме явно что-то справляли. Увидев солдат, хозяева с радостью пригласили служивых за стол. Оказалось, что тут провожают в армию. Пожрав и выпив, братья по оружию, решили вернуться к службе. Тут их окликнули. Группа местных аборигенов была настроена враждебно. Началась словесная перебранка. Видно самый главный спросил, сколько еще служить, на что Серега ответил, что вроде бы уже отслужил. Местный авторитет удивился, мол он месяц как дембельнулся, а ты еще службу тянешь, тут конфликт был исчерпан, братание скреплено водкой. Саня пригласил сходить в клуб, где он укажет на местных блядей. В клубе Эдик и Сергей познакомились с Наташей. Она миловидна и любознательна и очень сильно захотела познакомиться с солдатским бытом. Желание дамы – закон для защитника Отечества. Проходили мимо пруда, решили искупаться. Разделись догола. Сергей не удержался, повалил Наташу на брошенную одежду и без раздумий воткнул. Вероятно, из-за нерегулярных половых связей кончил быстро. Ему на смену пришел Эдуард. Тоже не отличился продолжительностью полового акта. Немцы врядли были первооткрывателями сценариев своих киношедевров. Ни Сергей, ни Эдик ни когда не видели порнофильмов, они даже ни когда не видели видеомагнитофонов, но дальнейшие их поступки, доказывают, что секс в СССР был. Не сговариваясь они приблизились к Наташе, поставили ее на четвереньки, Эдик навалил ей на клык, а Сережа, потыкав пилодку, как бы нечаянно, начал распихивать ей сраку. Наташа не противилась, ей даже нравилось. Искупались. Наташа по-прежнему желала посмотреть, как живут солдаты, особенно ее интересовало, а сколько еще там солдатиков. Узнав, что там еще трое, стала более настойчивей. На посту бала палатка, зайдя в нее, она повергла в шок присутствующих, а когда стала раздеваться, парни потеряли дар речи. И тут Серега решил отомстить замку.
- Наташ, а этому не давай, ибо он козел.
- Ну коль козел, то пусть идет подрочит, я с козлами не **усь.

Обиженный, он пошел проверять периметр, а скорее всего, пошел дрочить. **ать четвером одновременно не хватило ни мозгов, ни сноровки, потому разделились на пары. Наташка на**лась досыта, да и все были довольны, под утро Сергей проводил ее до дома, дабы знать, куда возвращаться, а вернуться ему хотелось. Возвращаясь, он думал, как бы ему постоянно попадать на этот пост. Он готов был остаться на сверхсрочную, пойти в куски, лишь бы еще разок получить незабываемое удовольствие. От этой ночи он был в восторге. Вернувшись на базу, полученная новость вернула его с небес на землю. Дембель. Через час все дембеля отправляются в часть, где получают документы и отправляются домой. Наташка осталась Эдику. Сергей был благодарен этой блядешке за феерическую дембельскую ночь.

Часть 7 (к радости втыкателей, заключительная)

На гражданке Сереге явно не везло. Он начал часто болеть, что не радовало работодателей, и они деликатно предлагали ему уволиться по собственному желанию. Боролся с депрессией и болезнями единственным известным способом – водкой. В какой-то момент Сергей понял, что ему не хватает некогда гнетущей его тишины. И он принял решение вернуться назад в Зону.
Граница Зоны встретила его покосившимися столбами, которые он когда-то пилил. Не было видно ни какой охраны. Некоторое время он бродил в поисках жилища, набрел на какую-то деревню, выбрал избу покрепче и стал жить. Раскопал огород, стал собирать все, что можно было сдать в цветмет. На полученные деньги покупал выпивку. И считал себя Сталкером, как у Тарковского, хотя был простым бомжом, каких в округе было не мало. Любимая им тишина располагала к философским мыслям, он размышлял ни о чем и не замечал как стал сходить с ума. Иногда у него появлялись гости, которые представлялись то журналистами, то писателями. За выпивку он нашептывал им на диктофон свои истории про мутантов и аномалии, ни кем не проверенные и от того неизвестно правдивые ли.
Однажды, бродя по лесу, возле упавшего дуба, у него закружилась голова, он упал рядом, потерял сознание и тихо умер. Через какое-то время мох, покрывающий дуб, покрыл и его истлевшее тело, и уже ни чего не напоминало о его присутствие на этой планете. Зона поглотила его.
Закрыт
FIXPUNK
Дмитрий Лузин FIXPUNK написал 1 апреля 2009 в 15:20
Хороший рассказ.
0
Ссылка | 1 отв.
Feedex
feedex Feedex написало 1 апреля 2009 в 17:03
да, еще бы звезды убрать - читать невозможно. еще бы в каждом слове их понаставили.
а еще диалоги поправить...
Kley
Kley написал 1 апреля 2009 в 18:19
ну блин... просто на удаве весел, наткнулся, понравилось)) дай думаю с общественностью поделюсь)
0
Ссылка | 1 отв.
FIXPUNK
Дмитрий Лузин FIXPUNK написал 1 апреля 2009 в 18:23
а что же тогда ссылку на источник не поставил? это уже плагиат называется.
Только жители сайта могут оставлять комментарии.