Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
Tartuf
Тартюф Сусанин написал 8 августа 2009 в 21:02 [ Назад ]

"Небо упавшее на землю" Глава 1, часть 1/2

Итак, по результатам пробника - людям нравится. Поэтому как закончил и привёл в порядок первую главу, выкладываю её сюда.
Прошу читать, оценивать, комментировать и давать читать ещё кому-нибудь.

Здесь первая половина, потому что есть предел по кол-ву знаков.


Небо упавшее на землю.

Глава 1
«Геноцид»

Наименование: «Ангел»
Причастность: «Свет»
Основная особенность: умеет летать.
Места обнаружения: АЭС, ГЭС и прочие источники энергии.
Общее описание:
Существо, внешне похожее на человека, но имеющее два мощных крыла, с белым оперением. Летает и ходит практически бесшумно. Слегка светится в темноте. Характер умеренный, но упрямый, сложно поддаётся убеждению. Не является охотником за «тёмными», предпочитая охранять уже обжитую территорию. На контакт с людьми идёт охотно. Весьма живуч.
Физические данные:
Средний рост: 190 см.
Размах крыльев: 4-4,5 м.
Скорость полёта: 10-15 м/с.
Оружие или боевые навыки: способен поднимать сильный ветер, нависая над противником, сбивая тем самым с ног. Сильно развита мускулатура рук. При опасности/атаке начинает испускать излучение особого рода (при этом начинает светиться сильнее), что негативно сказывается на «тёмных», для человека – безвредно. Способен направлять концентрированные пучки вышеописанного излучения из рук в виде лучей света. Для человека безвредно, но вызывает лёгкое чувство эйфории. Не признаёт никакого оружия, обходясь только собственными силами.
Эффективные способы устранения: удаление крыльев, отсечение головы.
***
Просмотрев до конца страницу, я скучающе рассмотрел рисованное изображение так называемого «Ангела». Как показала практика, не слишком оно отличалось от тех, которые привыкли изображать священнослужители и просто художники выбравшие божественную тему. Потёр глаза и перевернул страницу. Далее были характеристики «Архангела». Общее описание: «Крупное двукрылое существо, со светло-стальным оперением. Практически не светится в темноте, но из-за высокой массы, не может передвигаться бесшумно. Летает с характерным хлопающим звуком. Несговорчив, на контакты идёт неохотно. Является охотником за «тёмными». Одиночка. Неимоверно живуч.» Живуч… что за «писатель» составлял это? Я в очередной раз посмотрел на обложку. Серого цвета учебник с красной надписью: «Описание нечисти», чёрными шрифтом сверху: А.С. Черных. Имена – никогда не были моей сильной стороной для запоминания, а фамилии авторов особенно. Попутно подумав, что только человеку с такой фамилией и писать о нечисти, перевёл взгляд на дату выпуска: 2017. Невольно вздохнув, вновь вернулся к изучению книги.
- Не надоело тебе ещё эту книжонку листать, Вась? – Михалыч с усмешкой глянул на меня. – Ты б лучше отдохнул, в рейд скоро.
С этими словами, мой напарник и сосед по квартире вновь принялся проверять и чистить АК. Я поднял на него глаза, но ничего не сказал. Повторять в сотый раз, что меня это всё больше забавляет, нежели пугает, я не намеривался, настроение было не то. Пасмурное и задумчивое как низкие тучи над головой, ровной пеленой закрывшие от глаз небо. Листая страницу за страницей, думал о том, что по большому счёту лично для нас нет никакой разницы между населившими нашу планету существами. Хотя признаться, с теми же ангелами лично не общался, поэтому могу судить только с чужих слов.
- Не «Вась», а Василий Георгиевич, – буркнул я всё-таки в ответ, откладывая книжку. Поднялся, потянулся, попутно осматривая прилегающую территорию к нашему окопу, и вновь опустился. Поднял свой автомат, проверил на надёжность, хотя был полностью в нём уверен, поставил разрывные патроны, зная, что зверь на этот раз попадётся резвый и живучий. Хотелось перестраховаться. До атаки оставалось 15 минут. Хотя правильней было бы выразиться – до охоты.
В это мгновение зашипела рация: «Михалыч, действуем по договорённости. Вы заходите на объект слева. Тварь на данный момент находится на первом подземном уровне.» Михалыч молча, кивнул, ответить мы всё равно не могли – микрофон сломался ещё неделю назад, а в полевых условиях починка была решительно невозможна. Мой напарник вздохнул, отложил АК и закурил. Я подумал стрельнуть, но отказался в пользу чистоты лёгких – побегать сейчас придётся знатно.
Через 13 минут мы поднялись, закрепили поудобней оружие, проверили боезапас и снаряжение, которое должно было пригодиться в бою, и терпеливо стали смотреть на секундную стрелку. Где-то сейчас так же следили за временем наши боевые товарищи по БПО – Боевому Партизанскому Отряду. Лично мне название казалось глупым, но почему было дано именно оно – не помнил уже никто, говорят название взяли чуть ли не с потолка и впопыхах, между атаками и оборонительными действиями. Впоследствии название оказалось пророческим: последние годы мы занимались откровенной партизанщиной в окрестностях родного посёлка. Откуда в наших краях – далёких от центра взялось столько тёмной нечисти – понятно, недалеко находился военный городок, который привлекал тёмных как варенье мух, если не сказать хуже. Что именно их привлекало – оставалось загадкой, но досаждают эти твари сильно: то скот уволочь пытаются, то посевы портят, то ещё какую пакость устроят. Но главная беда, конечно же, была в том, что они нападали на людей. Вследствие этого и образовался БПО.
Михалыч толкнул меня локтем в бок за 30 секунд до начала, заметив, что я задумался. Кивнув, я упёрся руками в край окопа, оставшегося ещё с полуторагодичной бойни здесь же, и в условленное время резко подбросил себя вверх, впрыгивая на скользкую от палой листвы землю, пригибаясь, побежал к старому заброшенному здания. Это когда-то была больница – величественное четырёхэтажное здание, состоящее из двух корпусов, некогда выкрашенное в бледно-розовый цвет. Правда до всей этой эстетики мне сейчас было далеко – не поскользнуться бы, время не терпит, ведь в осенних сумерках я уже краем глаза подмечал так же сбегающихся к объекту товарищей, больше похожих на ожившие тени. Машинально глянув назад, отметил, что Михалыч не отстаёт и прибавил ходу, уже определившись, как мы будем забираться. Михалыч мужик сильный, но для таких видов спорта как бег и лазание по стенам крупноват, да и не очень молод, если честно. Конечно, он ещё и всех нас переживёт - здоровье хоть куда, но ловкости оно к сожалению не прибавляет.
С неба накрапывал мерзкий холодный дождик, делая передвижения ещё более затруднительным, стены с тёмными провалами окон без стёкол, так или иначе, но неумолимо приближались. Да оно нам и нужно было. «Красиво» - на бегу всё-таки подумал я, коротко полюбовавшись отражением вечернего неба и больницы в широких лужах на земле, зеркально отражающих кусочки пространства, так что казалось, шагни в это зеркальце и провалишься в какое-нибудь параллельное пространство.
Приглянувшаяся мне сквозная выбоина в стене находилось на достаточно большой высоте, чтобы в одиночку не запрыгнуть, но на этот случай уже давно были отработанные приёмы: мой напарник привычным жестом подставил широкие как лопаты ладони, которые я использовал как ступени, и тут же взлетел вверх, подкинутый на необходимую высоту, чтобы зацепиться за край выбоины. Стараясь лишний раз не шуметь, оперативно подтянулся, свесился вниз и помог забраться Михалычу. Оказались мы в тупике длинного коридора, пронизывающего объект насквозь, с ответвлениями параллельных лестниц. Приведя оружие в боевое положение, затихли, но цель наша была пока неслышима и невидима. О спрятавшейся в здании твари мы только и знали, что она примерно в полтора раза крупнее коровы, передвигается на четырёх лапах и чем-то похожа на жабу. Один из пастухов успел заметить эту тварь, когда она удирала с козой в пасти.
Я сделал знак напарнику, и двинулся по коридору вдоль стены, освещая себе путь фонарём. Внутри больницы было темно и откровенно жутко. Вскоре мы наткнулись на лестницу и начали спуск в совсем уж кромешную тьму. Но тут я заметил тень в конце коридора и вскинул автомат, мгновенно включая фонарь на полную мощность. Тень моментально проделала туже операцию, осветив меня с головы до ног. Через мгновение в коридоре вновь было темно, друг на друга мы не охотились, а искомой нечисти между нами не было. Михалыч уже спустился на пролёт вниз, и я последовал за ним, опустив глаза на ступени, и чуть в сторону, где была щель между лестницей и стеной, посветив туда фонарём. И тут же послышался дикий рык и скрежет. Этаж осветился пятком фонарей, а я схватив напарника за ворот, потянул его на себя. Хотя это и не требовалось, так как Михалыч – мужик тёртый и реакцией обладает феноменальной, но всё равно, придать ему дополнительное ускорение было не вредно. В нашем деле лучше перестраховаться, неизвестно какой твой поступок спасёт человеку жизнь.
Тварь, действительно очень походила на жабу, выпрыгивая из под лестницы, в паре сантиметров от Михалыча. Она понеслась навстречу застрекотавшим автоматам, но видимо поняв, свою ошибку и, что в той стороне кроме пуль ловить нечего, развернулась и поскакала обратно, то бишь на нас. Не сказать, что мы были этому смертельно рады, поэтому и с этой стороны родились две автоматной очереди. Развороченная и прошитая свинцом тварь, не добежала каких-то пары метров и рухнула. Я подходя, достал свой пистолет и сделал пару контрольных выстрелов в голову промеж пустых огромных глаз. Я получал странное удовольствие, от процесса добивая этих существ. Хотя бы потому, что не имел никакого желания их мучить за зря, коли уж приходится убивать, а если хочешь что-то сделать хорошо – сделай это сам.
К нам молча подошёл остальной народ, похлопали по плечам, осмотрели труп – ничего особенного в нём не было. Так называемая «жаба», оказалась никаким не новым видом нечисти, а была уже давно хорошо изученным «попрыгунчиком». Питалась тварь в основном живностью и на людей нападала редко, особым умом и живучестью не отличалась, но если присмотрела себе кормушку, на вроде нашего стада – просто отвадить было невозможно. Осветив подвал, и не обнаружив кроме костей съеденных животных, более ничего примечательного, мы развернулись в разные стороны и разбрелись по зданию, прочёсывая этаж за этажом – а вдруг ещё кто спрятался, но никто нам боле не встретился.
«Поздравляю, бойцы! Ещё одной тварью в этом мире стало меньше» - Степан Фёдорович произнёс ритуальную фразу окончания операции и приказал всем возвращаться к грузовику.
***
- Бойцы! – парадируя военачальников из американских фильмов, проникновенно сказал Степан Фёдорович. Американцев он недолюбливал сильно, поэтому при каждом удобном случае парадировал их. Мы снисходительно улыбались и при возможности радостно рявкали: «Есть, Сэр!» - Наша миссия в этих лесах на сегодня окончена. Больше никакой информации не приходило, и мы можем смело возвращаться домой.
- Ура! – вполне искренний возглас прокатился по нашему разношёрстному ряду. Неделя в грязи и слякоти, при постоянной угрозе нападения, сильно подпортила нам настроение. Мы быстренько собрались, друг над другом подшучивая. Взвалили рюкзаки в кузов грузовика без крыши и сами же забрались туда же.
Ехали не очень быстро, негромко разговаривая, то и дело посматривая по сторонам. После первого же «задания», выполненного «официального» сформированного БПО, появилась дурная традиция – на наш грузовик кто-нибудь да нападал. Будь то нечисть или лесной зверь. Или просто безумцы какие-то. Поэтому находились в лёгком напряжении.
Вдруг Серёга-снайпер вскинул винтовку, раздался глухой хлопок и, в 40 метрах от грузовика, на дорогу рухнула гигантская птица – что-то среднее между коршуном и птеродактилем. «Что за чёрт?» - послышался грубый голос из кабины и грузовик резко затормозил. Снайпер, не сказав ни слова и без каких-либо эмоций на лице, поднялся упёр ногу в край кузова, приставил винтовку к плечу и вновь прицелился в подбитую тварь. Та слегка трепыхалась, но подняться явно уже не могла – пуля глубоко засела в грудной клетке. Серёга слегка усмехнулся, глянул на меня и кивнул на добычу, мол давай. Я согласно кивнул и поднялся, изображая подходящую моменту кровожадную ухмылку и спрыгнул на землю, на лету доставая пистолет. Ребята знали, что жажды крови во мне нет, но и о моей страсти-жалости вполне догадывались, поэтому при каждом удобном случае уступали право контрольного выстрела. Почему-то, как бы мы не любили их, никто не любил их добивать. Странный психологический феномен. Потому что даже тот же, Серёга, который был военным, как раз с той базы, что недалеко от нас, и участвовал во многих боях и до наступления «Судного дня» и убивать вроде бы привык, сплавлял на меня работу по добиванию. Я оказался оригиналом.
Молча подойдя к дрожащему на земле «птеродактилю» – в Описании, кстати, нечисть проходила именно под этим названием, навёл ствол на плосколобую голову, едва прошептал привычное «прости, дружок», и нажал на курок. В груди привычно что-то холодно дёрнулось, одновременно с отдёрнувшимся затвором. Потом, мысленно про себя повторил, что если бы не мы это существо убили, то бы оно убило нас. Это просто самооборона. Потом внимательно осмотрел тело, перевернул его ногой, осмотрел с другой стороны. Ничего особо интересного не нашёл. Всё та же натянутая на тонкие кости кожа, цвета грязной дороги вперемешку с плесенью. Редкие пёрышки на перепончатых крыльях. Передние лапы, задние лапы. Всего шесть конечностей. Это уж дракон скорее. Очень неудачная разновидность летающих гадов (для нас, конечно же неудачная, а сами они наверное так не считают - на лету ловят жертву и душат, если вовремя не подстрелить, одно счастье, что летают поодиночке). Они совсем недавно появились у нас, поэтому нервировали особенно. Длинный клюв… клюв?... вот с ним уже было что-то не так. Я ботинком разомкнул челюсти и внутренне содрогнулся.
- Что там у тебя? – спросил Степан Фёдорович из кабины.
- Похоже, у нас скоро заведутся летающие акулы – усмехнулся я.
- Чего?!
- У этого образца два ряда зубов. И третий наклёвывается, - пояснил я, уже идя обратно.
- Ладно, пёс с ним, залезай, и поехали, - сказал шеф, трогая с места машину.
Я на ходу запрыгнул в кузов. Грузовик проехался по трупу и двинулся дальше, постепенно наращивая скорость. Все заметно расслабились, но на небо продолжали коситься с недоверием, будто на шкодившего непослушного ребёнка, а вдруг ещё какой фортель выкинет? Настроение при приближении к дому, непоправимо ползло вверх, да и более нас никто не побеспокоил. Через 3 часа мы въехали в родной посёлок. Шёф сделал небольшой круг вдоль ряда домов, подвозя каждого поближе. И вот мы с Михалычем дома, в родной пятиэтажке на последнем этаже.
***
- Серёг, а ты «ангелов» видел? – Вопрос звучал более чем по-дурацки, если бы не события последних лет.
- Видел – буркнул снайпер. Ему было лет под тридцать, но выглядел куда старше. Болтать он особо не любил.
- И что? – я вопросительно поднял бровь.
- Противовоздушкой хорошо сбиваются, - хмыкнул без улыбки Сергей и замолчал. Я понял, что больше от него на эту тему ничего не добьёшься.
***
Некоторое время назад, можно даже прямо сказать - недавно, когда люди были наивными, полагая что являются хозяевами Земли, а небо над это самой планетой было голубым, все жили спокойной и счастливо. Ну в меру своих возможностей и обстоятельств, разумеется. Но настал в истории человечества знаменательный период - запуск Адронного Коллайдера. И все очень боялись, а де не случиться ли конец света раньше чем этого хотелось бы? Однако не случился. Запустили, раскрутили на полную катушку да и стали свои исследования проводить. Говорят от до сих пор крутится. А через пару-тройку лет, вскрылся ещё один мегапроект. Был он частично засекречен, и если бы не один шустрый журналист… Собственно даже названия у проекта не было, только номер: TRV548. Что сие обозначало, никто толком не знал. Да и в чём состояла суть этого самого TRV - тоже не особо понятно было. Учёные что-то гнали про поля, антиматерии и прочую полезную фигню, которую сумели исследовать в Коллайдере. Говорили про какой-то прорыв человечества в сфере перемещения и пространства. Прорывались они достаточно долго, кстати, пока народ не привык и воду мутить по этому поводу не перестал. Ну и видимо прорвались настолько, что наша реальность в отдельно взятом месте пошла в разнос. В 2015 году 13 августа в четверг (жаль, что не пятница, было бы красиво, но зато видимо после дождичка) где-то на Аляске, где находился TRV548 случился первый прорыв, конечно сачала заметили это только учёные, но потом и обычные люди-аборигены, так как небо над проектом стало постепенно приобретать фиолетовый оттенок. Как потом объясняли учёные «неведомый ветер чужого пространства» занёс в нашу атмосферу неведомый ранее газ, который вот так причудливо повлиял на цвет родного неба. Говорили, что они сделали открытие, равному которому не было во всей истории. И так далее и тому подобное. Короче радовались как дети, изобретающие порох и получившие первый «пшик». Люди конечно попытались поднять панику, мол, что вы делаете с нашим небом, но со временем немного поутихло. Небо небом, но вроде бы пока все живы-здоровы и на учёных посматривали искоса, но проект не закрыли. А ещё через пару месяцев,в нашу реальность занесло первого контактёра. Контактёр этот самый, так кажется сам удивился, что ненароком разворотил приёмную камеру, убил нескольких учёных и ну драпать со всех ног. Конечно далеко ему уйти не дали, но следом полезла всякая другая нечистая сила, с которой уже совладать было проблематично. Точнее даже не с её качеством, а с количество. И полезла с Аляски разноличная нечисть, и по печальному стечению обстоятельств – негативная, то есть, всякая рогатая, хвостатая, ползающая и дурнопахнущая живность. Была она настроена не дружелюбно, поэтому разворотила TRV в хлам. Точнее разворочены были только верхние этажи, да и то больше внешне, а нижние, где находились электростанции, генераторы, приёмные камеры, лаборатории и прочее, остались, вполне себе целы. Разве что штукатурку по обдирали, да кровью охраны заляпали.
Конечно же, всю эту расползающуюся адову волну скрыть уже не могли, бить атомным оружием по каким-то причинам не решились, говорят, мол, если шандарахнем, то Земля нафиг треснет, слишком, мол, сильный энергозапас там был. И вот тут уже началась настоящая паника. Люди бежали из городов, мобилизировалась армия. Но не прошло и недели, как вслед за тёмными силами поползли под разрастающееся фиолетовое пятно в атмосфере, первые «посланцы света», будь они не ладны. И паника скачком перешла во всеобщее помешательство.
Людей, в принципе даже можно понять: по миру катится волна опасных гадов, хотя по факту не все нападали на человека, предпочитая где-нибудь останавливаться и жить своей нечистой жизнью – охотиться на кого придётся и кушать соответственно. По сути, просто новая разновидность живности на планете появилась. Правда, подозрительно разумная. И тут вдруг заявляется армия двукрылых, подозрительно светящихся элементов, и начинает эту самую нечисть голыми руками рвать на части. Не обращая к сожалению внимания, но совершённые вследствие сего действия разгромы. Люди в шоке смотрели на этот беспредел, пытаясь среди нечисти высмотреть Люцифера с Дьяволом, а среди светящихся образов – Архангела Михаила или ещё кого позначительнее. Настал Судный день – посчитали люди.
Через некоторое время очередь светлых в появлении, сменили ещё более страшные монстры, за которыми гнались ещё более сильные светлые, больше похожие на каких-то духов или просто сгустки чистой энергии, чем на стандартные представления человечества. И грянул гром, что называется. Небо уже над всей планетой было светло-фиолетового цвета, а по всей планете равномерно разбежались и светлые и тёмные, к тому же первые не всегда следом за вторыми. Через месяц такой «сладкой» жизни, люди поняли, что что-то идёт не так. Что-то судный день затянулся, а прибывшие армии, как-то странно себя ведут. Те же ангелы, например, как рассказывали заезжие, выбивая нечисть из АЭС сами же там и обосновывались. Конечно, людей по чём зря не резали, но практически половина всей энергии уходила на них. А люди при этом продолжали ходить на работу. Хотя чтобы им там теперь делать? Ангелы непостижимым образом питались энергией, не в обычном понимании конечно, но всё-таки, как светлячки, слетались и крутились вокруг различных её источников.
И вот уже шёл шестой год. Человечество со временем пришло в себя и научилось жить с новым для себя окружением. Хоть и возлагали на светлых различного рода надежды, но как впоследствии показала практика – напрасно, им особого дела до нас не было. А когда поняли, что напрасно - было уже поздно. Страны потеряли свои чёткие границы, многие города стали сами по себе, стараясь восстановить хоть какой-то порядок, но из-за везде шастающей нечисти, сделать это было проблематично.
А в 2017 году вышло «Описание нечисти», специально для таких как мы, для тех, кто с оружием в руках боролся за спокойствие родного человечества, ну или хотя бы небольшой его части. При этом автор усердно к нечисти приписывал и тех и других, основываясь на их инородность, мол нелюди они и есть нелюди. Я в общем-то согласен с сим утверждение, но сам со светлыми к сожалению дела пока не имел, так как до нашего района почему-то только одна пакость и доползает, по типу недавней жабы.
***
- Вот, что, Вась, я тебе скажу, - Михалыч попытался сфокусировать на мне глаза, но от излишнего количества спирта в крови, сделать это было уже затруднительно, сделал паузу, взвешивая слова, после чего веско закончил, - дерьмо всё это!
На этом он умолк глубоко задумался, уставившись в туманную даль, находящуюся где-то за границами дна стакана. Я оторвал взгляд от темнеющей границы горизонта. С нашего пятого этажа открывался потрясающий вид, на поле и лес за ним, в купе с тем, что окна смотрели на запад, по вечерам было дивно. Взял свой стакан, наполнил, плеснул боевому товарищу, чёкнулся, и терпкий самогон, который нам поставляли за хорошую службу и вредность, полился в горло, приятно обжигая и согревая. Михалыч пришёл в себя, опорожнил стакан и повторно подняв на меня взгляд, попытался продолжить свою пламенную речь. Шёл второй час наших с ним расслабляющих процедур.
- Вот говорю я тебе, что это всё либо учёные эксперименты на живых людях проводили, либо промысел божий. Да ты сам… ик… подумай, откуда могли взяться эти демоны и ангелы? Точнее, где они раньше должны были обитать?
- По идее они должны обитать в нашем мире как раз. Как черти и прочие бесы, - заметил я, отправляя в рот кусок солёного огурца, - и ангелы соответственно тут же, чтобы бороться с ней.
- Не-е-е-е, ты вспомни! Из души раньше изгоняли бесов, но никогда они не являлись нам в материальном обличии-и-и… ик… А что это означает?
- Бог решил справедливости ради нечисть пустить материально в наш мир?
- Во-от и-и-именно! – Восторжествовал Михалыч, потом подумал, забавно сведя густые брови к переносице мясистого носа, и замотал головой, - Не-е-ет! Не ради справедливости, а ради воспитания! Чтобы люди поняли, кого надо бояться, чтобы не поминали нечисть к ночи и когда ни поподя! И ангелов, чтобы совсем уж человечество не погибло, и поняло, кого благодарить надо!
Я посмотрел на товарища с лёгкой улыбкой. Я, конечно, верил в нечто такое великое и всеобъемлющее, что люди привыкли называть словом «Бог», но в то, что случилось на Земле – есть промысел Божий, не верил напрочь. Скорее это уж был недосмотр. Михалыч заметил мою реакцию, и продолжил:
- Ой, знаю я твою позицию, Василий Георгиевич! Ты вообще у нас известный богохульник и атеист!
- Э-э-э, не-е-е, - протянул я, возмущённо, - я не атеист, а человек собственной веры. То что я не придерживаюсь канонов определённой церкви, не означает, что я не верю в Бога! Мне, как-то, знаешь ли, претит стоять на коленях, - хмыкнул я, отправляя в рот ещё один кусок огурца. – По мне, жизнь и без того прекрасна…
- Ха, лично для меня, она становится прекрасен, примерно после третьего стакана вот этой дряни, - небритый мужик в гимнастёрке напротив, качнул головой на две трети пустую бутылку с мутноватой самогоном.
Я улыбнулся и согласно кивнул, мол, дорогой товарищ, я с вами по-о-о-олностью согласен - после этой «дряни», мир становится точно прекраснее. За это и выпили.
Болтая о всякой чепухе и за жизнь – попеременно, добили бутылку и вскрыли вторую, но почувствовав, что нам становится тесно в четырёх жёлтых стенах кухни, схватили бутыль, гитару и двинулись сначала по соседям, собирая друзей-товарище, которые как оказалось тоже зря времени не теряли и были на веселее, и ринулись на улицу во дворик.
Вечер откровенно удался! Мир был прекрасен, плавно колышась в мутном взгляде. Песни лились, на равнее с алкоголем, поддерживаемые нестройными пьяными голосами. Мы гуляли по селу, туда-сюда, навещали погранпосты, правда они пить не могли, поэтому были быстро оставлены в покое. Потом, кажется, мы слегка подмёрзли и всей огромной толпой, собранной за несколько часов пошли по гостям, но это я уже помню не чётко…
Пришёл в себя я уже на чьей-то кухне с зелёными старыми обоими, в компании двух мужиков, один из которых был Михалычем, а второго я знал только в лице, кажется кто-то из инженеров, высокий и худощавый. Это не считая, пятка людей, спящих на полу. Дурман потихонечку сходил, и в мозгу червячком прокрадывалась способность адекватно мыслить и здраво смотреть на вещи. Как ни странно, но первой же мыслью, после привязки координат и определения ближайшего окружения, была: «Ну и зачем я так напился?..» Ответа, от внутреннего я не последовало, оно укоризненно молчало.
Болтающие между собой мужики, заприметили, что я пришёл в себя, чему несказанно обрадовались, но я тут же пресёк их поползновения ко мне как к собутыльнику, сразу же поставив своё стакан донышком вверх. На меня посмотрели с уважением, мол молодец, мужик, знаешь свою меру, Наполнили свои стаканы и тут случилось непредвиденное.
Входная дверь резко распахнулась, ударившись о стенку, и через секунду на пороге оказался тоже не шибко трезвый, но предельно серьёзный Серёга. Я вспомнил, что он где-то мелькал в нашей компании, налегая на водку, между стопорями вспоминая атаку нечестии на родную воен.базу, как всегда рассказ его был сбивчив и не складен, но полон горечи и боли, а потом он куда-то пропал. Ну вот и опять обвился. «О-о-о-о, кто к нам пришёл» - послышался откуда-то слева комментарий к данному событию, а чей-то женский голос из соседней комнаты удивлённо спросил: «Серёг, что-то случилось?». И тут я заметил, что в правой руке, снайпер сжимает короткоствольный автомат. Слегка покачиваясь, он пошёл к нам, не сводя внимательного взгляда с окна, поднял оружие, слегка поведя стволом в разные стороны, мол, брысь отсюда. «Да что случилось, Сергунь?!» - Михалыч поднялся из-за стола, словно медведь из берлоги, но тут же сел обратно, не удержавшись на нетвёрдых ногах, а я, уже придя в себя и начиная соображать, что Серёга просто так оружие поднимать не будет, широким жестом, опрокинул собутыльников на пол, упав впрочем, вместе с ними. Одновременно с этим, послышался щелчок передёргиваемого затвора и через несколько секунду гробовой тишины, за которые я успел перевернуться лицом к окну, оно разлетелось множеством стекольных осколков, рождаемых автоматной очередью. С диким рёвом какая-то тёмная тень отлетело от оконного косяка, в который успела вцепиться, на лету превращаясь в кровавое месиво, нашпигованное свинцом.
- Ну нех… - и дальше несколько слов «без падежей», выдавил из себя Михалыч. Инженер промолчал, только из-за факта отсутствия возможности членораздельно выражаться.
Закрыт
Только жители сайта могут оставлять комментарии.