Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
mutab0r
клею танчики написал 1 сентября 2014 в 19:01 [ Назад ]

ДСП. Глава 4

Давно я ничего по теме не выкладывал. Итак, часть четвёртая.
Глава 1
Глава 2
Глава 3

Глава 4. По следу загадки.

Не зря говорят, что первый раз особенный. Вторая полазка в убежище началась как-то буднично: спокойно вышли из парадной, спокойно забрались в вентшахту; будто домой, влезли в само помещение. Сразу направились в учебный класс, где одна из стен значилась на плане как подозрительная. Саша монтировкой стучал по стене. В одном месте поначалу глухой звук стал заметно звонче! Сердце будто в вату провалилось — есть! — но радоваться было рано, может, это всего лишь дефект кладки или вентиляционный ход. Нет, сомнения отпали: тон звука отличался в области, примерно соответствующей дверному проёму.
Итак, детективами мы уже побывали, домушниками тоже, теперь предстояло переквалифицироваться во взломщиков. Саша решительно потянул из рюкзака кувалду и здоровенное зубило, позаимствованные в лаборатории. Я спросила:
— Тебе не кажется, что если мы тут грохотать начнём, сверху шухер поднимется?
— Не бойся, я всё продумал. Стена, которую мы будем долбить, выходит сзади здания, где и днём-то почти никто не ходит. Плюс время глухое, даже наряды полиции норовят кимарнуть. Ну а из здания точно никто не услышит: своды тут сама видишь какой толщины, а в наш электронный век никакого сторожа в административке быть не может, кругом сигнализация!
Первый удар кувалды будто пушечный выстрел прокатился по убежищу. От того, каким неожиданно-громким он оказался, мы замерли и прислушались. Ничего, как и следовало ожидать, не произошло; вскоре липкая тишина снова окружила нас. Потерявшая от сырости прочность штукатурка обвалилась, открыв участок кирпичной кладки. Саша ковырнул раствор зубилом.
— Смотри, а кладка-то более поздняя. Кирпичи на цементный раствор посажены, а дом ещё на извёстке сложен, старинный.
Раствор оказался не особо прочным, и достаточно скоро мы выковыряли первый кирпич. Признаться, у меня опять сердце в пятки ушло, когда он зашевелился и стал поддаваться. Вот он, момент истины! Ура, за кирпичом пустота, и сразу замечаешь, что пахнет оттуда совсем по-другому, чем в убежище. Посветили фонариком — сомнений нет, за перегородкой коридор в полный рост, заканчивающийся дверью!
Вне себя от нетерпения и ощущения удачи, мы довольно быстро извлекли ещё несколько кирпичей. Теперь в дырку мог пролезть человек, и этими людьми оказались мы с Сашей. Первое, что поразило,— здесь было сухо. мокрые следы наших сапог чернели на припорошенном пылью полу.
— Да, строители постарались: больше полувека пошло, а гидроизоляция до сих пор держится,— заметил Саша.
Вперёд, вперёд, к заветной двери! Сердце скачет как бешеное и норовит выпрыгнуть изо рта... Дверь непростая, похожая на гермодвери убежища, с такими же четырьмя задвижками, хотя и другой формы. Не заперта, распахнулась со скрипом. За ней вторая такая же, ведущая в короткий коридор, куда по сторонам выходят несколько обычных деревянных дверей. Ещё бросилось в глаза: лампочки под потолком обычные, накаливания, в конических железных абажурах. В самом убежище стояли более современные, длинные, "дневного света".
Первая комната, судя по всему, раздевалка и чайная. Вешалки, шкаф для одежды, стол и посудный шкаф на стене. Ничего интересного. Во второй уже лучше: во всю стену длинный стол. Сразу понятно, лабораторный. Я такие видела уже, когда Саша когда меня к себе водил показывать как работает. Да, до сих пор в лабораториях можно встретить подобную мебель, которой за полвека перевалило. Что ни говори, удобно раньше делали, о людях думали, вот и стараются беречь подобные вещи.
Другое помещение, за ним ещё одно... Везде примерно то же самое: пыль, остатки мебели. Практически ничего не указывает, чем тут раньше занимались. Ни приборов, ни книг, ни записей. Мы заглядывали во все шкафы, ящики столов. В лучшем случае нашей добычей оказывались редкие болты с гайками да обрывки проводов. Видно было, что уходя, люди потратили много сил, чтобы убрать все следы прежней деятельность. Радость нашего открытия готова была смениться унынием. Да, лаборатория найдена, но завеса тайны её предназначение ни на миллиметр не приподнялась.
Мы уже собирались уходить, как меня вдруг что-то внутри кольнуло.
— Давай,— говорю,— по всем щелям пошаримся, может, хоть черновик какой куда-нибудь завалился. Понятно, что всё нужное либо забрали с собой, либо уничтожили, но может, какую-то мелочь и позабыли?
Вдохновлённые этой идеей мы принялись просвечивать фонарями буквально каждую щель. Нет, поначалу, кроме пыли, нам ничего не попадалось, но за одним из шкафов вдруг обнаружились несколько листов бумаги. Видимо, когда-то они лежали сверху, а потом завалились.
— Ну-ка, ну-ка!— Саша взял листы из моих рук, внимательно посмотрел.
— Да это же черновик научного отчёта! Вот это удача, ничего-ничего, и вдруг сразу такое привалило! Даже если ничего больше мы не найдём, этого вполне для счастья хватит!
Да, находка была счастливым исключением. Как мы ни старались, ничего больше обнаружить не смогли. Аккуратно уложив драгоценные листы в рюкзак, мы отправились домой. Дальше как обычно, утро вечера мудренее, мы легли спать, чтобы с утра со свежими мозгами ознакомиться с добычей.
И на этот раз мой муж раньше меня проснулся. Открываю глаза — его рядом нет, ну правильно, уже за бумагами сидит. Я к нему, мол позавтракал ли, а он в ответ:
— Подожди, не до завтрака мне тут. Интересные листы мы с тобой отыскали. Непросто тут всё, ой непросто. В общем, придётся сегодня сделать исключение, завтрак тебе приготовить. Боюсь нить рассуждений потерять. И вопросов не задавай, пожалуйста, я когда разберусь, сам всё тебе расскажу. Правда, не обещаю, что это случится раньше вечера.
Давно я своего Сашу таким не видела. Неразговорчивый стал, куда-то глубоко в себя ушёл, а глаза при этом горят так, что ночью свет в квартире может не включать! То ходит по комнате, что-то обдумывая, то начинает вновь листы отчёта перечитывать, то в книгах роется, то на листе бумаги какие-то формулы пишет... В общем, вылитый Эйнштейн, изобретающий теорию относительности! Ну а я ведь понимаю, что внутри него происходит, помалкиваю, наблюдаю за ним украдкой, ну и напоминаю иногда, чтобы он пообедать-поужинать не забыл.
Наконец, мой суженый соблаговолил заметить, что на свете существую ещё и я, оторвался от своих расчётов и говорит:
— Помнишь, Алис, я рассказывал тебе про то, что с точки зрения современной физики, всё, что есть в этом мире представляет собой волны вроде света или радиоволн? Правда, законы физики так устроены, что большие объекты вроде нас тобой не могут, скажем, "просвечиваться" сквозь стекло или разлагаться в спектр. Зато электроны там всякие или даже атомы — запросто. Этому студентов с самых первых курсов учат. Так вот, если те расчёты, что мы с тобой нашли, верны, то выходит, что всё не так и просто. Я пока до конца понять это не могу, да и сведения тут довольно обрывочные, но получается, будто при определённых условиях волновая функция материального объекта может передавать свою информацию электромагнитному полю, далее как обычно поле распространяется со скоростью света, а в нужной точке на основе переносимой им информации волновая функция воссоздаётся обратно. Грубо говоря, получается, что таким образом можно перемещать вещи на любые расстояния со скоростью света. Оказывается, я был прав, когда сказал, что это похоже на телепортацию! Вот откуда ноги растут о легенде, будто Алхимик колдовством занимался!
— Послушай, а он-то как с этим был связан? Ты же говоришь, что он всю жизнь твердотельной физикой занимался, а не полями всякими?
— В том-то и дело. Здесь главный вопрос — как заставить электромагнитное поле воспринять информацию от волновой функции. Оказывается, для этого можно использовать совершенные кристаллы со специально подобранными свойствами, от которых и зависит, будет ли осуществляться этот обмен или нет. А свойствами кристаллов, как раз, и занимался Степан Петрович, он, помню, и у нас ещё кристаллофизику читал. Так что всё на свои места становится.
— А не ясно, удалось ли им что-нибудь в итоге получить?
— И про это немного есть. Вроде как микрообъекты вроде больших молекул им удалось транслировать, а для чего-то большего требуется существенно поднять мощность излучения, а это связано с повышенной опасностью. Вот потому лабораторию и перенесли. Здесь про это тоже говорится, упомянута некая "площадка в посёлке Ульяновка".
Только жители сайта могут оставлять комментарии.