Регистрация Забыли пароль?
Объекты Жители Библиотека Блоги
mutab0r
клею танчики написал 9 сентября 2014 в 20:14 [ Назад ]

ДСП. Глава 5

Ну что, друзья, наверное, пора бы уже и кончить?
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4

Глава 5. Связанные тайной.

При этих словах милый засмеялся. Я в недоумении спросила:
— Слушай, а что здесь такого смешного?
— А помнишь, мы с тобой чей-то рассказ читали из серии "диггерская клюква", где ещё говорилось, что известные каменоломни в Саблине связаны с древней сетью подземных ходов, пришельцами построенных?
— Ну да, забавный рассказик был.
— Так вот, Ульяновка — современное официальное название посёлка. Те, кто лабораторию проектировал, будто специально место подобрали, чтобы всё было по законам "классики жанра". Хотя, может, совпадение и неслучайное. Там ведь почему столько в старину понарыли? Песчаник брали, а он твёрдый, намного твёрже глины, которая почти везде в Ленобласти залегает. И если лабораторию опять подземной сделали, то логично было выбрать место с более твёрдыми породами. Давай, что ли, съездим туда, проведём, так сказать, разведку на местности. Может, и удастся какие-нибудь следы лаборатории обнаружить.
В ближайшие выходные с утра пораньше мы отправились в Саблино. Прикинувшись влюблёнными (да собственно, и прикидываться-то не было нужды, наши чувства до сих пор столь же яркие, как и в начале наших встреч), бродили по посёлку. Он оказался немаленьким, но большинство застройки составляли жилые дома, которые точно не могли быть кандидатами на вместилище лаборатории. Позабавил участок с какими-то сараями, на одном из которых висела табличка "Пункт приёма" (именно так, без указания, что именно тут принимают), а на соседнем — "Ритуальные услуги". Но уже одного взгляда на эти строения было достаточно, чтобы понять: лаборатории тут быть не может в принципе.
Зато расположенное в другом месте здание сразу привлекло наше внимание. Прежде всего, единственное во всём посёлке, оно имело серьёзный периметр. Территорию окружал забор из бетонных блоков, сверху на кронштейнах была натянута колючая проволока. В одном из углов даже располагалась вышка охраны с прожектором. На территорию вели двустворчатые ворота, выкрашенные облупившейся серой краской, но было видно, что под ней проступают рельефные звёзды. За забором находилось длинное двухэтажное здание с плоской крышей. На крыше имелось большое число вытяжек и труб, а само здание сильно напоминало заводской цех. О том, что объект давно не используется, красноречиво говорили запылённые стёкла, часть из которых была разбита.
— Обрати внимание,— сказал Саша,— к зданию подведена собственная линия электропередач, которая уходит непосредственно в него. Значит, внутри находится что-то, потребляющее значительную мощность.
Да, если и вправду лаборатория в Ульяновке существовала, то вероятнее всего она находилась здесь. Теперь предстояло выяснить, как обстоят дела с возможностью проникновения на территорию и в сам корпус. Всё также в обнимку мы подошли к самым воротам и прислонились к ним, чередуя поцелуи и объятия с заглядыванием в щели. Территория сильно заросла бурьяном, среди которого едва угадывалась тропинка к зданию. Тем не менее возле самих ворот находился современный контейнер с занавеской на окне и открытой дверью, откуда доносились звуки работающего приёмника.
— Ага, до сих пор какая-то охрана присутствует. Это внушает оптимизм, можно надеяться, что не всё растащили,— проговорил мой суженый.
— Да, но обратным концом палки является и то, что нам так просто туда не попасть,— возразила я.
— А нам просто и не надо. Мы же не металл добывать туда идём. Ты посмотри на периметр, время сильно его ушатало. Давай обойдём вокруг да глянем, чего там с других сторон творится.
Интересующая нас территория находилась на краю посёлка. За ней начинался пустырь, возможно, бывший когда-то полем. Мы брели вдоль забора среди высокой травы.
— А вот и залаз!— сказал муж.
Действительно, составлявшие забор бетонные блоки в одном месте отклонились в разные стороны; между ними образовалась внушительная щель. Хорошо было и то, что проход не территорию, или, выражаясь по-диггерски, залаз, находился недалеко от здания, в то время как будка охраны была по другую сторону от него. Мы осторожно протиснулись в щель и осмотрелись. Ни малейшего намёка на тропинку, трава не примята нисколько. В самом здании часть окон первого этажа оказалась разбитой, так что внутрь попасть тоже было несложно.
— На сегодня хватит, пойдём отсюда.
Когда мы оказались за территорией, Саша продолжил рассуждения:
— Итак, что мы имеем. Незаметно попасть в здание сравнительно несложно. Другое дело, что днём этого лучше не делать, всё же не исключено, что охрана туда тоже заглядывает. А вот ночью самое то туда наведаться. Давай на следующих выходных осуществим план, приедем в субботу на последней электричке и устроим, так сказать, всенощное бдение!
Всю неделю мы провели как на иголках. Казалось, что рабочие дни тянутся невыносимо медленно и выходные так никогда и не наступят. Не знаю как мы дожили до пятничного вечера, мучительнее всего тянулись часы до выхода из дома. Наконец мы выскочили из электрички и чуть ли не бегом кинулись в интересовавшее нас место. Вечер выдался с моросящим мелким дождиком, что благоприятствовало полазке. Свет в будке охраны не горел, видимо, сторож уже улёгся спать. Пробравшись вдоль забора, мы скользнули в знакомую щель, а оттуда сразу в ближайшее разбитое окно.
Тьма, гораздо гуще той, что была снаружи, сразу окутала нас. Только теперь мы включили фонари. Много, слишком много света даже на минимальном режиме! Зажимая фонари пальцами, светя себе под ноги, мы осмотрелись. То помещение, куда мы попали, являлось механической мастерской. Кругом стояли ржавые станки, верстаки, шкафы для инструмента. В другое время мы бы уделили этому месту гораздо больше времени, но сейчас у нас была другая цель.
— Выходим в коридор и пройдёмся по всему первому этажу, не заглядывая в комнаты,— предложил Саша.— Возможно, что то, что нас интересует, само попадётся нам на глаза.
Темнота в коридоре казалась абсолютной, но здесь и светить можно было сильнее, не опасаясь, что нас увидят в окна. Ветхое здание протекало, капающая в разных местах вода создавала ощущение, будто внутри кроме нас кто-то ещё бродит. Порой мы вздрагивали и замирали, прижимаясь к стене, но тревога всякий раз оказывалась ложной. Гардероб, склад, участок поверки приборов, радиоэлектронная мастерская... Всё это было интересно, но среди дверных табличек ни одна не указывала на научный профиль объекта. Неужели мы ошиблись и попали просто на какой-то заброшенный заводик, некогда работавший на оборонку?
Так пройдя весь коридор, мы дошли до дверей в его торце. Я первая открыла их, ожидая увидеть либо лестницу на второй этаж, либо очередную комнату. Но там оказался высокий, в два этажа, зал. Он был почти пуст, не считая мостового крана и странного сооружения в центре. Оно-то и привлекло наше внимание.
— Опаньки, шахта!— моему удивлению не было предела.
Действительно, вниз уходил чёрный провал, обрамлённый тюбингами, как в тоннеле метро. С одной стороны к его стене крепилась шахта лифта, с другой — череда лестничных пролётов. На максимальной мощности фонарик едва добивал до дна. Глубина была никак не меньше пятидесяти метров.
— Лифтом лучше не пользоваться,— пошутил муж —,застрянем ещё и опоздаем на поезд! Придётся идти пешком.
Пролёт за пролётом вниз по железным лестницам, покрытым пылью и ржавчиной. Очевидно, что здесь много лет никто не ходил. Спуск казался бесконечным, появилось ощущение, будто мы зависли где-то посреди бездны. Появление дна оказалось несколько неожиданным и вывело нас из оцепенения. В свете фонарей блеснула вода. Мы осторожно проверили глубину —,по щиколотку,— и осмотрелись. В стене шахты виднелся дверной проём, за которым начинался коридор. Он имел необычную форму: одна из его стен, как и стена шахты выложенная тюбингами, представляла собой боковую поверхность цилиндра. С другой стороны шла обычная стена с рядом дверей. Мы поняли, что подземный помещения располагаются внутри горизонтального тоннеля.
— А вот это уже ближе к теме!— промолвил Саша.— Давай-ка осмотримся здесь получше, чует моё сердце, что это оно!
Мы вошли в первую дверь. Сомнения сразу же улетучились — это была лаборатория. На стойках и столах — множество приборов; в глаза бросались огромные катушки и высоковольтные изоляторы. Конечно, от времени и сырости металлические части покрылись слоем ржавчины и окислов. Пока я дивилась обилию старого оборудования, Саша, что-то бормоча, переходил от стойки к стойке, от стола к столу, трогал какие-то провода.
— Так, здесь более-менее понятно, давай дальше,— сказал муж.
Мы перешли в следующую комнату. На мой взгляд, её содержимое было примерно тем же, что и в прошлой, но по сашиному возгласу я поняла, что он нашёл здесь что-то новое. Мы разбрелись по разным углам. Я глазела, Саша что-то изучал.
— Это что ещё за мошка в янтаре?!
По тону сашиного голоса я поняла, что он нашёл что-то неординарное, и, естественно, мгновенно оказалась рядом. Муж разглядывал какой-то очередной прибор, где на штативе между двумя латунными пластинами располагался довольно крупный прозрачный кристалл кубической формы, в центре которого что-то темнело.
— На, посмотри сама, — Саша извлёк из прибора кристалл и протянул мне.
Тёмное "что-то" в центре оказалось обыкновенной мышью. Дохлой, естественно. Глаза закрыты, лапки вытянуты, усы топорщатся... Точнее говоря, мыши там была ровно половина, задняя часть отсутствовала. Я представила, какой там должен быть "срез", но любопытство всё же пересилило отвращение, и я повернула кристалл. Комок, уже подступающий к горлу, вдруг исчез, и вместо этого внутри меня всё похолодело и сжалось, а сердце забухало будто в бочке. На месте среза не было ничего. Вообще ничего, абсолютная непроницаемая темнота. Я включила фонарь на полную мощность, но луч, пробивающий десятки метров, утыкался в мышиный трупик и исчезал. Я ощутила, что мне не хватает воздуха в этом подземелье, а стены под тяжестью многих тонн грунта сверху вот-вот схлопнутся и погребут нас навеки.
— Пойдём отсюда, Саш, ещё одна такая "мошка в янтаре" и со мной истерика случится или что похуже...
***
Я почти не помню, как мы поднимались на поверхность, шли по посёлку, коротали остаток ночи в ожидании первой электрички. Когда, уже за полдень, я проснулась, то прошедшие события стали казаться далёкими и будто не со мной случившимися, напоминая впечатление от просмотренного фильма. Хочу ли я вернуться туда ещё раз? Наверное всё же да, надо осмотреть лабораторию более подробно и обстоятельно, но пока для меня это дело явно не самого ближайшего будущего. У Саши на этот счёт примерно такое же мнение, хотя находка и не вызвала у него столь бурных эмоций.
Что делать с этим дальше? Первое, что мы решили, буквально только выбравшись на поверхность — никого ставить в известность, а тем более, что-то сообщать в интернете мы не будем. Сами же попробуем добыть какую-нибудь информацию об исследованиях, теперь уже зная их предмет. Не может быть, чтобы столь впечатляющие открытия, пусть и засекреченные когда-то со всей строгостью, канули в небытие, не оставив никаких следов. Ведь исчезли же куда-то все документы из "новой" лаборатории. Возможно, что ещё жив кто-нибудь из принимавших в тех исследованиях участие... А пока ясно одно — тайна, большая, и возможно, всё ещё опасная, вошла в нашу жизнь, которая уже никогда не будет такой, как раньше. И хранитель этой тайны, её свидетель, навсегда останется с нами, ведь это наш дом, Дом-с-Привидениями.

Послесловие.

События, о которых шла речь, произошли в начале нулевых. Что же было дальше, спросите вы? А ничего, продолжения не последовало. Хлопот в молодой семье с каждым днём только прибавлялось, меньше чем через год последовала защита сашиной диссертации, а почти сразу за ней — рождение нашего первенца, названного в честь старого учёного Степаном. Да и оказалось так, что кто-то до сих пор не желает, чтобы старые, покрытые пылью тайны оказались раскрыты. Не так давно, отдавая дань былому увлечению подземельями, мы наконец посетили знаменитые саблинские каменоломни. Естественно, что мы полюбопытствовали, что же стало с "нашим" объектом. Ворота оказались выкрашенными свежей краской, все дыры в заборе тщательно заделаны, а поверх него вместо ржавой колючей проволоки блестела свежая "егоза". Вот только здание за ним выглядело всё таким же заброшенным, хотя и с заколоченными фанерой оконными проёмами вместо разбитых стёкол. Поиски в интернете и осторожные расспросы на различных форумах также не принесли никакого результата,— ни тогда, ни сейчас. Ясно одно: мы уже точно не сунемся в это загадочное место. Возможно, придёт кто-то умелый, осторожный и дерзкий и сможет приподнять завесу тайны больше, чем это удалось нам. А нам остаётся лишь многозначительно улыбаться друг другу и слегка пожимать руку, проходя мимо очередной вентшахты убежища, торчащей где-нибудь среди питерских дворов.
Только жители сайта могут оставлять комментарии.